[identity profile] maysuryan.livejournal.com posting in [community profile] tov_trotsky

Варлам Шаламов

Не так уж много участников левой "троцкистской" оппозиции 20-х годов, пусть и беспартийных, дожили в СССР до 70-х годов и проявили в эту эпоху свои общественные взгляды. Поэтому, возможно, для участников сообщества будет представлять интерес нижеследующий текст.

В начале 1972 года произошло любопытное и довольно знаковое событие в советской литературной и общественной жизни. Писатель Варлам Шаламов опубликовал в "Литературной газете" очень резкое письмо, направленное против публикации его "Колымских рассказов" в эмигрантской белогвардейской печати. Это письмо ярко обозначило разрыв писателя с правыми, с плакальщиками по "России, Которую Мы Потеряли" (хотя выражения такого тогда ещё не было, но самих плакальщиков было уже навалом, начиная с Солженицына), с теми, кого позднее стали называть "булкохрустами". Оно ясно показало советские и левые симпатии писателя. Тут надо пояснить факт, о котором многие не знают или забывают: Шаламов в 1929 году был впервые в жизни арестован, как беспартийный участник левой, троцкистской оппозиции. И позднее, в 60-е годы, он всегда оставался левым — в широком смысле: восхищался такими революционерами, как Че Гевара, высоко оценивал всех русских революционеров: левых и правых эсеров, анархистов, максималистов, большевиков. Одобрял намерение вдовы Льва Троцкого Натальи Седовой добиваться реабилитации мужа...
Между тем диссидентская оппозиция в СССР, бывшая вначале довольно "красной" или, по крайней мере, "розовой", стремительно "белела", и это писателю очень не нравилось. Все эти "алхимические" процессы в истории и политике и подготовили его заявление 1972 года, когда Варлам Тихонович громко и демонстративно "хлопнул дверью", заявил на всю страну и мир о своём разрыве с правачьём.
Разумеется, глядя из сегодняшнего дня, его поступок представляется и разумным, и своевременным, и дальновидным. Но тогда правые диссиденты попытались изобразить дело так, что писатель якобы находился "под давлением". Один из лидеров диссидентов Пётр Якир выразил в 24-м выпуске «Хроники текущих событий» «жалость в связи с обстоятельствами», заставившими Шаламова подписать это письмо. Сам Шаламов в записке, не предназначенной тогда для публикации, но сохранившейся в его архиве, ответил на это так:



Участник троцкистской оппозиции Варлам Шаламов после первого ареста. 1929 год

"Смешно думать, что от меня можно добиться какой-то подписи. Под пистолетом. Заявление моё, его язык, стиль принадлежат мне самому.
Я отлично знаю, что мне за любую мою «деятельность», в кавычках или без кавычек, ничего не будет в смысле санкций. Тут сто причин. Первое, что я больной человек. Второе, что государство с уважением и пониманием относится к положению человека, много лет сидевшего в тюрьме, делает скидки. Третье, репутация моя тоже хорошо известна. За двадцать лет я не подписал, не написал ни одного заявления в адрес государства, связываться со мной, да ещё в мои 65 лет — не стоит. [...] Почему сделано это заявление? Мне надоело причисление меня к «человечеству», беспрерывная спекуляция моим именем: меня останавливают на улице, жмут руки и так далее. Если бы речь шла о газете «Таймс», я бы нашел особый язык, а для «Посева» не существует другого языка, как брань. Письмо моё так и написано, и другого «Посев» не заслуживает. Художественно я уже дал ответ на эту проблему в рассказе «Необращённый», написанном в 1957 году, и ничего не прочувствовали, это заставило меня дать другое толкование этим проблемам."
Очевидно, что Шаламова останавливали на улице, жали ему руку и причисляли к "человечеству" антисоветски и антикоммунистически настроенные люди, считавшие писателя "своим". У него от этого росли раздражение и досада, которые в конце концов и выплеснулись письмом в "Литературку".
Александр Солженицын после письма Шаламова заявил: "Варлам Шаламов умер". ("Та политическая страсть, — замечал Солженицын о писателе, — с которой он когда-то в молодости поддержал оппозицию Троцкого, — видно, не забита и восемнадцатью годами лагерей"). На это заявление Варлам Тихонович ответил язвительнейшим письмом (оставшимся, впрочем, неотправленным): "Г. Солженицын, я охотно принимаю Вашу похоронную шутку насчёт моей смерти. С важным чувством и с гордостью считаю себя первой жертвой холодной войны, павшей от Вашей руки. Если уж для выстрела по мне потребовался такой артиллерист, как Вы, — жалею боевых артиллеристов... Я знаю точно, что Пастернак был жертвой холодной войны, Вы — её орудием".



Я уже как-то писал, что фраза Солженицына "Варлам Шаламов умер" сейчас рикошетом, как артиллерийское ядро, отскочила обратно в её автора. И мы можем с полным основанием сказать: для русской литературы, для отечественной истории Варлам Тихонович Шаламов жив. А Солженицын — умер.
Ну, а в заключение, сам текст письма Шаламова в "Литературку", опубликованный ею 23 февраля 1972 года. Хлёсткая пощёчина от писателя правым и антисоветчикам, которые (ошибочно) воображали автора "Колымских рассказов" своим единомышленником. Кстати, в 2007 году антисоветские подонки, которым, как известно, всё, что ни льётся в глаза — божья роса — использовали имя писателя для создания очередной антисоветской стряпни — сериала под названием "Завещание Ленина". Увы, Варлам Тихонович уже не мог самолично отхлестать их так, как он это сделал в 1972 году...

"В редакцию «Литературной газеты»
Мне стало известно, что издающийся в Западной Германии антисоветский журнальчик на русском языке «Посев», а также антисоветский эмигрантский «Новый журнал» в Нью-Йорке решили воспользоваться моим честным именем советского писателя и советского гражданина и публикуют в своих клеветнических изданиях мои «Колымские рассказы».
Считаю необходимым заявить, что я никогда не вступал в сотрудничество с антисоветскими журналами «Посев» или «Новый журнал», а также и с другими зарубежными изданиями, ведущими постыдную антисоветскую деятельность.
Никаких рукописей я им не предоставлял, ни в какие контакты не вступал и, разумеется, вступать не собираюсь.
Я — честный советский писатель. Инвалидность моя не даёт мне возможности принимать активное участие в общественной деятельности.
Я — честный советский гражданин, хорошо отдающий себе отчет в значении XX съезда Коммунистической партии в моей жизни и жизни страны.
Подлый способ публикации, применяемый редакцией этих зловонных журнальчиков — по рассказу-два в номере — имеет целью создать у читателя впечатление, что я — их постоянный сотрудник.
Эта омерзительная змеиная практика господ из «Посева» и «Нового журнала» требует бича, клейма.
Я отдаю себе полный отчёт в том, какие грязные цели преследуют подобными издательскими маневрами господа из «Посева» и их так же хорошо известные хозяева. Многолетняя антисоветская практика журнала «Посев» и его издателей имеет совершенно ясное объяснение.
Эти господа, пышущие ненавистью к нашей великой стране, её народу, её литературе, идут на любую провокацию, на любой шантаж, на любую клевету, чтобы опорочить, запятнать любое имя.
И в прежние годы, и сейчас «Посев» был, есть и остаётся изданием, глубоко враждебным нашему строю, нашему народу.
Ни один уважающий себя советский писатель не уронит своего достоинства, не запятнает чести публикацией в этом зловонном антисоветском листке своих произведений.
Всё сказанное относится к любым белогвардейским изданиям за границей. Зачем же им понадобился я в свои шестьдесят пять лет?
Проблематика «Колымских рассказов» давно снята жизнью, и представлять меня миру в роли подпольного антисоветчика, «внутреннего эмигранта» господам из «Посева» и «Нового журнала» и их хозяевам не удастся!
С уважением
Варлам Шаламов.
Москва
15 февраля 1972 г."
(Напечатано в «ЛГ» 23 февраля 1972 г.)


Варлам Шаламов в доме престарелых. 1980 год


Солженицын у новой советской машины


Две карикатуры из советской печати 1974 года в связи с высылкой А. И. Солженицына

UPD. Из комментариев:

Вечная память и искреннее уважение к талантливому писателю
О Шаламове 29.03.2017 00:25
Очевидно, что советский писатель Варлам Шаламов это искренний и настоящий человек. Его не сломило и не озлобило на советскую власть длительное лишение свободы. Он всё понимал и до конца жизни оставался преданным советской Родине и советскому народу.

Sergo написал 29.03.2017 00:13
Всегда восхищался этим человеком... Варлам Шаламов — легендарная личность, настоящий большевик и коммунист. Определение "троцкист", придуманное партийной бюрократией, в свете исторических реалий, сегодня равносильно слову "ленинец".
From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.

Profile

tov_trotsky: (Default)
товарищ Троцкий

July 2017

S M T W T F S
       1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 04:46 am
Powered by Dreamwidth Studios