[identity profile] yadocent.livejournal.com

Trotsky's murder remembered by grandson, 72 years on

Esteban Volkov recalls returning from school to find Stalin's assassins had struck in the family's Mexico City home

Read more... )
[identity profile] yadocent.livejournal.com
Оригинал взят у [livejournal.com profile] svetlako в Ленин, Троцкий и Сталин - глазами американской шпионки

Итак, американская шпионка Маргарита прибыла в Москву, где с немалым трудом натурализовала свою легенду - американская корреспондентка. Естественно она в гуще всех событий: собирает любую информацию, в том числе персональную.

Read more... )

[identity profile] yadocent.livejournal.com
Оригинал взят у [livejournal.com profile] mahtalcar в Флоренский и Троцкий. Что же это было?
Раритетные, опубликованные в Париже в 1993 г., воспоминания одного знакомого Флоренского заставляют задуматься о его отношениях с Троцким. Тем более, что именно они стали, видимо, причиной его казни в 1937 г.

Автор воспоминаний был свидетелем лишь трех встреч Флоренского и Троцкого, но на самом деле их было больше. Один раз Троцкий приезжал, чтобы о. Павел нашёл для него книгу об ангелах и демонах народов и стран и о том, как правителям стран с ними общаться. Второй раз к приезду Троцкого Флоренского не выпустили из лаборатории, т.к. он был в рясе. Но Троцкий потребовал вызвать его, выстроил всех остальных в длинный ряд, и они оба прошли сквозь этот строй ученых и обнялись у всех на виду. В третий раз Троцкий с Флоренским демонстративно ездили в автомобиле по Москве, и революционные матросы пугались: "Снова нами попы будут управлять!"

Заметим, что в эти самые годы Флоренский не скрывал свой монархизм: в 1916 г. он призывал Церковь догматически и соборно утвердить самодержавие, в 1917 г. прямо выступил против Февраля, а в 1918 г. в своих лекциях откровенно говорил студентам о сакральности власти русских царей. Тогда же большевики решили вскрывать мощи святых, включая св. Сергия. Флоренский просил Троцкого не допустить этого, но тот сказал, что не может сделать этого вопреки приказу Ленина. Тогда о. Павел сказал: "Ну что ж, преп. Сергий сам за себя постоит. Опять станет мучеником, и им же всем хуже будет".

Как всё это понимать? Были ли это просто встречи в верхах двух представителей самых мощных течений - Традиции и Контртрадиции, вроде встреч Дугина с Бжезинским? Или здесь было что-то иное? Невольно вспоминается, что тот самый Троцкий, который внедрил красную пентаграмму, потом вдруг запретил масонство в СССР - запретил ровно сто лет спустя сторль же загадочно запрета масонства Александром I, который сам годами вначале насаждал это масонство. При этом Александр сделал это под влиянием де Местра - однако иезуитов из России тогда же выгнал. Решение Троцкого 1922 г. не менее загадочно решения Александра 1822 г., и в них есть что-то похожее. Что-то, о чем мы можем судить только по косвенным признакам, по отбрасываемой тени...

В тот же год Николай Клюев (восихщавшийся книгой Флоренского "Столп и утверждение Истины" и в том же году делавший выписки из неё) писал:

Избяных напевов рядника
Свяжет молот и злак в букет.
Разгадать ли красную тайну
Клякспапировым ведунам?
От Печоры на Буг и Майну
Мчится всадник - ржаной Хирам…


В 1921 г. Троцкий отдал приказ: "Мы отучим правительство польских банкротов играть с нами в прятки. Герои, на Варшаву!" - На Буг и Майну...

Разгадать ли? Для этого ли встречались апологет молота Троцкий и апологет злака Флоренский? И почему дети Хирама (ржаного - рдяного - рудяного?) тогда помчались еще дальше? Вопросы, вопросы...
[identity profile] voencomuezd.livejournal.com
Воспоминания Фадеева.
Слияние Путиловских полков произошло во время приезда Троцкого в Вятку. К этому времени в акуловской бригаде было 1500 сабель. Бригада стояла на ст. Ардаши. Началась суета, т. к. количество командиров сократилось, а каждый стремился попасть к своему прежнему командиру.
Троцкий приехал на станцию. Принял на площади парад. Сказал вдохновенную речь. Затем начал раздавать подарки от питерских рабочих в отдельных мешочках: папиросы, мыло, карандаши, бумагу и т.д.
Затем обнялся с Акуловым и вручил ем орден «Красного знамени». В это время налетели белые аэропланы и сбросили прокламации, а затем начали бомбить.
11 мая Путиловский полк отправился на фронт по ж/д.

ГАПК Ф. Р-732. Оп.1. Д.390. Л.6.

"Не помню, кажется, в период июня-июля 1919 года в Вятку приезжал Троцкий. Он выступал на базарной площади около Кафедрального собора. Вся площадь была переполнена народом. Мы стояли недалеко от трибуны.
О Троцком мы слыхали еще до революции как о революционере-профессионале, но среди товарищей его взгляды не пользовались уважением, а как человек он не внушал доверия. И теперь, прислушиваясь к его речи на трибуне, это впечатление еще усилилось. Слова бахвальства и угрозы по адресу тех, кто против советского правительства, - вот содержание его речи. На нас с Жоржем, да и на всю толпу его речь произвела неприятное впечатление, все молча расходились, не было ни приветствия, ни аплодисментов..."

http://tornado-84.livejournal.com/92853.html

Речь Троцкого на митинге 24 апреля: http://www.1917.com/Marxism/Trotsky/CW/Trotsky-War-II/2-0-9.html
[identity profile] maysuryan.livejournal.com

После ареста Каменева и Зиновьева в декабре 1934 года на советских карикатурах их нередко изображали с фашистской символикой. Фрагмент одной из таких карикатур, 1936 года, из журнала "Крокодил". Но "связать" Каменева с фашистами попытались раньше, ещё в 1926-м

Довольно любопытна история знакомства одного из вождей оппозиции в РКП(б) Льва Борисовича Каменева и Бенито Муссолини. Троцкист Александр Боярчиков (1902—1981) рассказывал о начале их дружеских отношений:
"Однажды в городском саду на митинге Лев Каменев случайно встретился со студентом столичного колледжа, пламенным оратором, Бенито Муссолини. Юноши понравились друг другу и сошлись характерами. Их политическая дружба длилась много лет. Судьба не баловала их, им приходилось голодать, бедствовать, но без уныния несли они свой крест сподвижников всемирного социализма. Подключившись к агитации социалистических идей в рабочих и крестьянских массах, юноши нередко в непогоду ночевали в сельской местности под деревянным мостом или под густой кроной дерева. Так для Льва Каменева шли годы в повседневной пропаганде социалистических идей вдали от милой родины — России. Однажды его юный друг Бенито заявил, что он до боли в сердце любит свою родину Италию и не желает больше оставаться социалистом-интернационалистом.. В начале Первой мировой войны многие социалисты европейских стран ушли из Социнтерна и примкнули к национальному социализму. Среди них был и Бенито Муссолини. Политические взгляды Муссолини и Каменева разошлись тогда диаметрально, и они расстались."
Однако это знакомство имело продолжение. В ноябре 1926 года Лев Каменев был назначен полпредом СССР в Италии. Эта должность — посол в фашистской стране — воспринималась как своеобразное "наказание" для лидера оппозиции, потерпевшей неудачу на XV партсъезде. Возможно, тут был и элемент "заготовки на будущее": таким прямолинейным образом в Кремле попытались "связать" левых оппозиционеров и фашистов. Послом в Италии Каменев оставался чуть более года — до 7 января 1928 года.
Тот же Боярчиков свидетельствует:
Read more... )
[identity profile] voencomuezd.livejournal.com

<...>Типично для Троцкого – он любит «дешевую популярность», хоть бы она и основана была на фальши. Ря[за]нов иной, он говорит:

– Как я буду сражаться с нашими политическими противниками, если знаю, что после их выступления их арестуют?

– Иначе нельзя, – говорят, – период гражданской войны. Надо быть беспощадными с врагами...

Read more... )
[identity profile] voencomuezd.livejournal.com
Это первый раз, как я увидел Троцкого.Ему было всего 38 лет, и его характерные черты лица запечатлелись у меня
на всю жизнь. Несмотря на южный мягкий акцент, в нем чувствовалась настойчивая натура, переубедить которую едва
ли представлялась возможность. Нельзя сказать, чтобы черты его лица были привлекательными, но они стушевывались, когда он начинал говорить и убеждать противника. Мне придется не раз говорить о нем, но мое первое впечатление было скорее неблагоприятным. Такое неприязненное впечатление обусловливалось его беззастенчивым отношением к нам, офицерам, — в особенности к генералам, — царской армии; в большевистской печати он не раз высказывал в очень обидной форме свое недоверие и даже презрение. Его выпад против офицерства был настолько резок, что мой товарищ Н. А. Бабиков и другие, поступившие на работу в Военный Совет, подали Склянскому рапорты с просьбой отчислить их от занимаемых ими должностей. Инцидент был улажен благодаря Склянскому. В дальнейшем, при организации Красной Армии, Троцкий, несмотря на свои выпады против офицерства, однако, окружил себя старым генералитетом, помогшим ему провести все это дело в короткое время.

В.П.Игнатьев. Жизнь одного химика. Воспоминания. Т.II. Нью-Йорк, 1945. С.62.

Как я уже заметил ранее, Военная Академия Генерального Штаба была эвакуирована в Екатеринбург по приказанию Троцкого на основании доклада начальника Военно-Учебных Заведений Дзевалтовского. Я получил также бумагу от Склянского, что Дзевалтовский настаивает на перенесении и Артиллерийской Академии в Казань. Я об'яснил сначала, что Артиллерийская и Инженерная Академии ранее никогда не подчинялись Главному Управлению Военно-Учебных Заведений, а находились в ведении своих Главных Управлений. С другой стороны, я находил, что такой переезд Академии совершенно нерационален и представит, кроме того, большие затруднения относительно перевозки их лабораторий й оборудования. В этой борьбе приняли большое участие и начальства Академий, которые просили меня — ни в коем случае не уступать в этом вопросе.

Склянский сначала соглашался со мной, что Академии надо оставить в Петрограде, но потом под влиянием давления со стороны Военного Совета, а также, под влиянием разговоров с моим товарищем по Академии, проф. А. В. Сапожниковым, стал уступать им в этом вопросе; в конце он предложил мне лично обратиться к Троцкому и изложить ему все дело. Получить аудиенцию у этого всесильного комиссара в то время представляло громадные трудности. Наконец, мне был назначен день и час моего доклада, но когда я явился, то мне пришлось ждать часы; через каждые четверть часа секретарь Троцкого уверял меня, что прием состоится через несколько минут. Когда мне стало ясно, что здесь идет издевательство надо мной, то я заявил секретарю, что я ждать больше не буду, так как я тоже не праздный человек. Тогда он немедленно провел меня в кабинет, но только не к Троцкому, а к Механошину. Я понял, что по этому вопросу Троцкий не хочет говорить со мною, но для очистки совести направил меня к комиссару, который в этом деле ничего не понимает и, конечно, ничем не может быть полезен. Я доложил Механошину вкратце суть дела и просил все это передать Троцкому для наложения на мою просьбу соответственного заключения.

Я был прав, когда предполагал, что мое посещение приемной всесильного комисара послужило поводом для издевательства над бывшим профессором и академиком, носившим по долгу службы военный мундир. На другой день после моего посещения в газете «Правда» появился фельетон, посвященный травле бывших военных, и, между прочим, содержащий насмешливое описание моего посещения кабинета Троцкого. Там указывалось, что академику пришлось часами высиживать в приемной для получения аудиенции и добавлялось: «так и надо с ними поступать». Через несколько дней т. Склянский передал мне всю переписку об эвакуации Артиллерийской Академии в Казань с удивительною надписью Троцкого, свидетельствующей о полном непонимании им этого серьезного дела. Я не могу привести целиком все строчки этой резолюции, но следующие слова врезались мне в память: «Академия должна обслуживать армию, а потому она должна быть по возможности ближе к расположению армии».

Получивши такое распоряжение, мне ничего не оставалось делать, как предложить начальнику Академии в указанный краткий срок привести этот приказ в исполнение, но предварительно надо было испросить большие суммы денег для переезда и сделать распоряжение об отыскании подходящего помещения в Казани. Я полагал, что это займет продолжительное время, а надвигающиеся тучи на Востоке, возможно, помешают исполнению, этого нелепого плана. Так оно и случилось, и через две недели Казань была занята Чехословаками и белыми, а вывезенная из Москвы часть золотого запаса попала им в руки. Хорошо был бы положение Академии в Казани; по всем вероятностям, ее постигла бы та же участь, что и Военную Академию Генерального Штаба в Екатеринбурге: после занятия Екатеринбурга белыми, всем профессорам пришлось прекратить свою деятельность и уехать в Сибирь и далее, а Артиллерийская Академия и поныне сидит в Петрограде и принесла не малую пользу делу развития военной техники Красной Армии.

Там же. С.67-69.

Казалось, дело большевиков висело на волоске, но из Москвы был прислан председатель Военно-Революционного Совета Л. Троцкий, которые безусловно спас дело революции и не дал Юденичу завладеть Петроградом. С его приездом началось отступление белых, и в течении двух-трех недель вся армия Юденича была изгнана с территории РСФСР. Заслуга Троцкого перед большевиками неоценима, и она не должна была бы быть никогда забыта. Он много раз спасал почти безвыходное положение на фронтах, и это он достигал не при помощи своих военных талантов, а исключительно своим уменьем, авторитетным словом зажигать сердца своих единомышленников, убеждая их лучше идти на смерть, чем погубить дело революции.

Своим красноречием, он действовал не только на товарищей, но и на нашего брата военного. Один мой ученик, очень талантливый артиллерист, занимавшийся всю жизнь очень опасным делом, снаряжением снарядов разных калибров новыми взрывчатыми веществами, — полк. Андрей Андреевич Дзержкович, рассказывал мне, что ему пришлось не раз присутствовать при речах Троцкого, когда он должен был путешествовать в поезде Троцкого по фронтам во время гражданской войны. Он сам по себе замечал магическое действие речи Троцкого, а также видел, какое впечатление она производит на красногвардейцев и их начальников, бывших царских офицеров. Чувствовалось, что он подкупал их своей искренностью и убеждал во что бы то ни стало совершить то дело, которое должно послужить на пользу стране и для ее спасения. И люди шли на смерть с мужеством и убеждением, что они служат правому делу. Можно ли после этого верить, что личность не играет главной роли в исторических событиях, а все принадлежит массам, как это утверждал Л. Н. Толстой в романе «Война и Мир»?

Там же. С.87-88.
[identity profile] yadocent.livejournal.com

21-IV (4 мая) [1918 г.] Москва.

После бессонной ночи спал прочно, хотя было под тонким одеялом холодно. В 10 часов двинулся на Александровский вокзал. Москва пыльна и грязна до неузнаваемости; люди мрачны и бледны; подозрительно косятся друг на друга... мимо на хамовозах (или «блядовозах», по выражению Болховитинова) летают солдатские шинели... Прибыл на вокзал, легко нашел поезд и просил разбудить Сулеймана (сначала нашел молодых Тавишерну, Александрова... Ковалевского); вышел Сулейман, небритый и грузный. Первые показывают мне успехи немцев: занято Чертково, возле Валуек кольцом идут наши позиции. Красная Гвардия ведет себя презренно: малый нажим и все отлетает на десятки верст, германец рвет их как паутину…

Иду к Сулейману. Он объясняет мне деловую сторону, заставляет написать рапорт (25 р. — со дня выезда), а затем говорит... он понял, нравственно раскаялся и превозносит ум и особенно волевую сторону Ленина и Троцкого. «Первый — сама простота, ходит в старомодном костюме, носит с собою хлеб с маслом в бумажке, — словом, очевидный бессребреник... и легенда о подкупе — явная выдумка. Сильный диалектик, он никогда не станет в тупик... он столп, на котором все держится. Троцкий — воля; он ходит лучше одетый... его иногда сбивают. Остальные — мелкота, хотя идейные между ними есть». Сулейман делит [их] на 3 категории: государственные люди (Ленин, Троцкий +1-2 еще), фанатики и мерзавцы... последних, живущих минутой, масса... Конечно, призыв генералов — вопрос [спасения] шкуры, но чувствуют себя они очень прочно...

[identity profile] pravda1917.livejournal.com

К. Радек
ЛЕВ ТРОЦКИЙ

Праздник пятилетия Красной Армии за нами. По его поводу появились в партийной печати сотни и тысячи статей, посвященных созданию Красной Армии. Но я думаю, что все эти статьи чересчур мало ставили дело создания Красной Армии в рамки развития нашей партии. В день юбилея партии можно и нужно дополнить этот недостаток и остановиться на роли в этом великом деле Льва Давидовича Троцкого.

История подготовляла партию к разной работе. Сколько бы ни было недостатков в нашей государственной машине, сколько бы ни было недостатков в нашей хозяйственной работе, все-таки все прошлое партии подготовляло ее психологически к работе по созиданию нового хозяйства и нового государственного аппарата. Даже для дипломатии нас подготовляла история. Незачем говорить о том, что мировая политика всегда занимала мысли марксиста. Дипломатическую технику мы вырабатывали в бесконечных заседаниях с меньшевиками, и товарищ Чичерин учился сочинению дипломатических нот в этой старой войне. Но -- о, чудо! -- хозяйничать мы только начинаем учиться. Государственная машина наша скрипит и спотыкается. А что у нас вышло действительно хорошо,-- это Красная Армия. Создатель ее, волевой центр ее, это -- РКП в лице товарища Л. Д. Троцкого. Старый Мольтке, творец германской армии, высказывал часто опасение, что перья дипломатов испортят работу солдатских сабель. Воины всего мира, хотя между ними находились и классические писатели, всегда противопоставляли меч перу. История пролетарской революции доказала, как можно перековывать перья в мечи. Троцкий -- один из лучших писателей мирового социализма, и ему эти литературные качества не помешали быть первым вождем, первым организатором первой армии пролетариата. Перо лучшего своего публициста революция перековала в меч.

Read more... )
[identity profile] yadocent.livejournal.com
Еще по дороге из Москвы в Казань, в поезде тов. Троцкого, мы получили сообщение о том, что Казань взята учредиловцами, а наши части задержались на левом и правом берегах Волги, верстах в 30 выше Казани по течению и впереди жел.-дор. моста через Волгу.

Тяжелая обстановка, в которой оказалась юная Советская Республика (чехо-словацкое восстание, отрезавшее нас от сибирского хлеба, учредилка в Самаре, восстание в Ярославле, высадка англичан в Архангельске), властно предписывала быстрые и решительные меры обороны от неожиданно возникшей опасности, хотя о заговоре Антанты против нас мы знали до того очень мало. Вот почему появилась необходимость в поезде тов. Троцкого, вот почему Ц. К. партии в начале августа согласился на мобилизацию в Питере и Москве обширной группы ответственных товарищей, часть которых находилась в поезде тов. Троцкого.

В поезде были установлены строгие порядки: все обитатели поезда были снабжены винтовками, и при сигнале тревоги обязаны были становиться у заранее намеченных пунктов. Пока мы доехали до Свияжска (а ехали мы медленно, так как по дороге приходилось подолгу останавливаться на крупных станциях для принятия решительных мер к тому, чтобы сломить саботаж железнодорожников), нам пришлось раз десять в разные часы дня и ночи вскакивать по тревоге со своих мест, хватать винтовки и становиться на свои места. Эти "пробные мобилизации", проводившиеся по инициативе тов. Троцкого, привили обитателям поезда жесткую военную дисциплину, которая в ближайшие дни оказала нам большие услуги.Армию мы застали в Свияжске в состоянии сильного развала. С одной стороны, это было результатом поражения в Казани, и крайне беспорядочного отступления оттуда, с другой стороны - {c. 101} мы еще не сумели к этому времени придать нашей армейской организации планомерность, стройность и законченность. Считалось, что в обеих группах - право- и лево-бережной было до 15.000 бойцов - цифра "потолочная". Вероятно, было значительно меньше. А отдельных частей (полков) было несколько десятков. Среди этих многочисленных полков были некоторые, оставшиеся еще от старой армии (главным образом латышские), по нескольку сот человек, а были полки партизанского характера, нередко в несколько десятков штыков. Часть этих полков находилась в состоянии разложения и отказывалась сражаться (напр., 4-й латышский полк, в котором, ввиду его полной деморализации пришлось предать трибуналу председателя и члена полкового комитета, оба коммунисты). Остальные части хотя и сражались, но вяло и нередко бегали пред немногочисленным, но активным и лучше организованным неприятелем. Снабжение армии находилось в беспорядочном состоянии: всего было вдосталь, нехватка была разве в артиллерии и то лишь в начале, но организация питания частей серьезно хромала.Штаб был малочислен и состоял из усердных, честных, но слабых работников. Политический отдел, разведка, трибунал состояли из работников, которые еще не имели никакого опыта в работе, частенько попадая впросак.

Общее состояние Свияжской группы войск (превращенной затем в 5-ю армию) в начале августа можно было кратко определить так: неверие в свои силы, отсутствие инициативы, пассивность во всей работе и отсутствие дисциплины сверху донизу.

Приезд тов. Троцкого внес решительный поворот в положение дел. В поезде тов. Троцкого на захолустную станцию Свияжск прибыли твердая воля к победе, инициатива и решительный нажим на все стороны армейской работы. С первых же дней и на загроможденной тыловыми обозами бесчисленных полков станции, где ютились политотдел и органы снабжения, и в расположенных впереди - верстах в 15 - частях армии почувствовали, что произошел какой-то крутой перелом.

Прежде всего, это сказалось в области дисциплины. Жесткие методы тов. Троцкого для этой эпохи партизанщины, самовольщины, недисциплинированности и кустарнической самовлюбленности были прежде всего и наиболее всего целесообразны и необ-{c. 102} ходимы. Уговором ничего нельзя было сделать, да и времени на это не было. И в течение тех 25 дней, которые тов. Троцкий провел в Свияжске, была проделана огромная работа, которая превратила расстроенные и разложившиеся части 5-й армии в боеспособные и подготовила их к взятию Казани.

Read more... )
[identity profile] yadocent.livejournal.com
Что такое Свияжск?
Только после Свияжска и Казани Красная армия выкристаллизовалась в те боевые и политические формы, которые, изменяясь и совершенствуясь, стали классическими для Р.С.Ф.С.Р.
6-го августа 1918 г. из Казани бежали немногочисленные, наскоро сформированные полки, и лучшая их, сознательная часть зацепилась за Свияжск, остановилась, решила стоять и драться. И в то время, как толпы дезертиров, бегущих от Казани, докатывались чуть ли не до Нижнего-Новгорода, запруда, образовавшаяся в Свияжске, уже остановила чехо-словаков, и генерал, пытавшийся взять штурмом железнодорожный мост через Волгу, был убит во время ночной атаки. Таким образом первое же столкновение белых, только что взявших Казань, а потому и морально, и материально более сильных,- с ядром Красной армии, пытавшимся защищать переправу через Волгу, снесло голову чехо-словацкого наступления. В лице генерала Б., оно потеряло своего популярного и талантливого вождя. Вероятно, ни белые, упоенные недавней победой, ни красные, сплотившиеся вокруг Свияжска, не догадывались, какое историческое значение имели их первые пробные стычки.
Без материалов, без карты, без опроса товарищей, бывших тогда в составе 5-й армии, очень трудно обрисовать военное значение Свияжска. Многое уже забылось, и лица и фамилии - как в тумане. Но вот что никогда и нигде не забудется: это чувство величайшей ответственности за удержание Свияжска, объединявшее его защитников, всех от члена Реввоенсовета и до последнего красноармейца, в панике нагонявшего свой где-{с.178} то существующий, куда-то отступивший полк, и вдруг обернувшийся назад, лицом к Казани, со своей растрепанной винтовкой в руках и с отчаянной решимостью защищаться до последнего. - Все понимали положение так: еще шаг назад откроет "им" дорогу до Нижнего и путь на Москву, дальнейшее отступление - это начало конца, смертный приговор Республике Советов. Было ли это верно со стратегической точки зрения — я не знаю. Может быть, армия, откатившись еще дальше, собралась бы в такой же кулак на одной из бесчисленных точек, испещряющих карту, и оттуда понесла бы к победе свои знамена, — но морально это было правильно. И поскольку отступление от Волги означало тогда полное крушение, — постольку же возможность держаться, устоять, прислонившись спиной к мосту и отбиваясь на все стороны — давала право на реальную надежду.
Революционная этика в двух словах формулировала сложное положение: отступление — это значит чехи в Нижнем и Москве. Свияжск и мост не сдаются — это значит обратное взятие Казани Красной армией.
Кажется, на третий или четвертый день после падения Казани в Свияжск приехал Троцкий. Его поезд прочно стал на маленькой станции, паровоз, попыхтев, отцепился, ушел пить воду и уже не возвращался. Ряд вагонов стал так же неподвижен, как грязные избы и бараки, в которых помещался штаб 5-й армии. Он молчаливо подтвердил, что отсюда уходить некуда и незачем. Понемногу фанатическая вера в то, что эта маленькая станция станет отправным пунктом обратного наступления на Казань, начала претворяться в реальные формы. Каждый день, в течение которого этот глухой и бедный полустанок отстаивал свое существование против неизмеримо-сильнейшего противника, укреплял его силу и поднимал настроение. Приходили откуда-то из тыла, из отдаленных деревень сперва одиночки, потом небольшие отряды, и наконец — более сохранившиеся воинские части. Как сейчас, вижу этот Свияжск, где не было ни одного солдата "по принуждению". Все, что в нем жило и оборонялось, был связано крепчайшими узами добровольной дисциплины, добровольного участия в борьбе, которая в начале казалась совсем безнадежной.
Read more... )
[identity profile] yadocent.livejournal.com

«17 октября Юденич захватил Гатчину, около 45 километров от Петрограда. Через два дня его авангард вступил в Лигово, большой пригород в пятнадцати километрах. Билл Шатов ругался: «Правила военного искусства, как мне талдычат военспецы, требуют, чтобы штаб дивизии находился в стольких-то километрах от линии огня... Наш — в 12 сотнях метров! Пришлось сказать им: «Толкал я правила такого искусства!..» По видимости, это была агония. Не было ни составов, ни горючего для эвакуации, мы располагали лишь несколькими десятками автомашин. Детей известных деятелей отправили в сторону Урала, они ехали по первому снегу, из одной голодной местности в другую, не зная, где остановиться. Мы готовили себе новые документы и стремились изменить внешность. Для бородатых это было относительно легко, следовало только побриться. А остальные? Хлопотливая партийная активистка, жизнерадостная, миловидная, словно ребенок, занималась организацией потайных складов оружия. Я больше не ночевал в «Астории», первый этаж которой в ожидании осады был укреплен мешками с песком и пулеметами, а проводил ночи на аванпостах линии обороны вместе с коммунистическими батальонами. Моя беременная жена спала неподалеку, в медпункте, с узелком, в котором было немного белья и дорогих нам вещей, важно было не потерять друг друга во время сражения и вместе отступать по берегу Невы. План обороны предусматривал ведение боев вдоль каналов, пересекающих город, упорную защиту важнейших пунктов и полную неосуществимость отхода в итоге. Широкие безлюдные проспекты Петрограда в бледном печальном осеннем свете усугубляли ощущение безвыходной катастрофы. Город был столь пустынен, что кавалеристы могли скакать галопом по центральным улицам. У входа в Смольный, бывший институт благородных девиц, где заседал Исполком Совета и партийный комитет, стояли пушки, придавая ему суровый вид. В него входили две окруженных садом группы зданий, между широкими улицами и бурным простором Невы, через которую невдалеке был переброшен чугунный мост. С одной стороны бывший монастырь в стиле барокко, красивый, богато украшенный, с высокой церковью и резной колоколенкой, целиком окрашенной в синий цвет; с другой — четырехугольное здание самого института, с колоннами по фронтону — трехэтажная казарма, построенная архитекторами, признававшими лишь прямые линии — прямоугольники, увенчанные перистилем в стиле ампир. Ныне в обители жили рабочие-гвардейцы. Большие квадратные кабинеты, уставив окна в пустоту вымершего города, почти обезлюдели. Лишь округлые плечи Зиновьева и его подавленный голос являли некие признаки жизни среди телефонов. Он постоянно связывался с Лениным, без особой убежденности выступая и за сопротивление, и за эвакуацию. Наиболее компетентные эксперты, инженеры и выпускники Военной академии считали, представьте себе, сопротивление невозможным и намекали на то, что оно приведет к большим жертвам, как будто капитуляция или сдача города не вызвали бы еще более деморализующие потери! Известия с других фронтов были столь плохи, что Ленин колебался, стоило ли жертвовать последние силы на оборону обреченного города. Троцкий придерживался иного мнения, и Политбюро доверило ему последнюю попытку. Присутствие Троцкого, председателя Реввоенсовета, тотчас изменило обстановку в Смольном и Петропавловской крепости, комендант которой, Авров, держался на пределе сил. Рабочий Авров стал унтер-офицером благодаря войне, каждый день я видел его квадратное, изрезанное морщинами лицо с тяжелыми веками, его гимнастерку с расстегнутым воротом. То, что ему говорили, он выслушивал тупо, но потом в его пепельных глазах вспыхивал огонек, и он энергично отвечал: «Я отдам приказ, — тут же яростно добавляя: — но не знаю, будет ли он выполнен!» Троцкий прибыл на своем знаменитом поезде, объезжавшем фронты. С начала гражданской войны он возил с собой прекрасные автомобили, службы связи, трибунал, пропагандистскую типографию, санитарные команды, специалистов в области военной инженерии, снабжения, уличных боев, артиллерии — все проверенные в бою, самоуверенные, связанные узами дружбы и доверия, излучавшие силу и энергию; они носили черные кожанки и красную звезду на фуражке. Эта сплоченная группа решительных и хорошо оснащенных организаторов бросалась туда, откуда грозила опасность.
Они взяли все в свои руки. И произошло чудо. Троцкий приказал объявить, что «город будет защищаться изнутри», что это наилучшее, исходя из момента, стратегическое решение, что небольшая армия белых затеряется в лабиринте укрепленных улиц и найдет там могилу. С этой решимостью победить резко контрастировали расчетливые и лукавые по обыкновению слова Владимира Ильича: «Ну что ж, снова будем работать в подполье!» — их привел мне один французский коммунист (Рене Маршан), незадолго до того видевший Ленина. Но был ли в этом контраст? Я видел Троцкого лишь один раз на улице, а затем на большом собрании Совета, где он объявил о прибытии башкирской кавалерийской дивизии, которую предполагалось бросить против финнов, если Финляндия вздумает шевельнуться (действительно, от Финляндии зависело, добивать нас или нет). Крайне ловкая угроза, от которой в Хельсинки повеяло дыханием террора. Заседание Совета происходило в окружении высоких белых колонн Таврического дворца, в амфитеатре бывшей имперской Думы. Троцкий был воплощением целеустремленной силы, к тому же — неподражаемым оратором, в его звучном голосе слышался металл, он бросал краткие, зачастую сардонические фразы, проникнутые страстной, несгибаемой волей. Решимость сражаться до последнего была воспринята с энтузиазмом, весь амфитеатр встал и запел гимн. Думаю, «круглоголовые» Кромвеля точно так же пели перед боем свои псалмы.
Хорошие пехотные полки, вызванные с польского фронта, проходили через Петроград и занимали позиции в пригородах. Башкирская конница на низкорослых длинношерстных степных лошадях проезжала по улицам; смуглые всадники в черных бараньих колпаках, словно явившиеся из далекого прошлого, пели гортанными голосами, вторя себе пронзительным посвистом. Иногда во главе их гарцевал худощавый молодой интеллигент в очках, будущий писатель Константин Федин. Они сражались мало и безуспешно, но не это было главным. Прибыли также обозы с продовольствием, добытым Бог знает, где и каким образом, — это оказалось самым эффективным! Распространилась молва, что у белых есть танки. Троцкий объявил, что пехота может и сумеет бороться с ними. Не знаю, какие хитрумные агитаторы распустили слух, быть может, в конечном итоге верный, что танки Юденича сделаны из крашеного дерева. Город покрылся настоящими редутами: пушки могли простреливать улицы. При строительстве укреплений использовались, в частности, сточные трубы подземной канализации.
Анархисты были мобилизованы на оборону города. Партия выдала им оружие. Их «черный штаб» располагался в разгромленной квартире бежавшего дантиста. Там царили беспорядок и дух товарищества. И улыбка белокурой молодой женщины, бесконечно привлекательной, несмотря на короткую стрижку и кожанку. Она вернулась с Украины, рассказала об огромных потерях и привезла известия от Махно. Маруся Цветкова сияла, словно солнышко, на фоне горькой экзальтации мужчин. Именно они в ночь наибольшей опасности заняли типографию «Правды», ненавистного большевистского листка, готовые защищать ее до последней капли крови. Однажды вечером анархисты обнаружили двух белых, вооруженных гранатами. Что делать? Заперли их в комнате и с подавленным видом уставились друг на друга: вот и мы стали тюремщиками, словно чекисты. Чекистов они презирали всей душой. Предложение расстрелять этих врагов, шпионов, было с негодованием отвергнуто. Мы будем расстреливать?
В конце концов, мой друг Калабушкин, бывший узник Шлиссельбурга, один из организаторов снабжения республики топливом, взялся отвезти их в Петропавловскую крепость. Это было всего лишь плохим компромиссом, так как ЧК живо отправила бы их на тот свет. Колабушкин, в прошлом сам проделавший этот путь под конвоем царских жандармов, видел перед собой в автомобиле, принадлежавшем Черной гвардии, загнанных людей, и вспоминал свою молодость. Вдруг он остановил машину и сказал им: «Бегите, сволочи!» Позже, с облегчением и грустью одновременно, он рассказал мне об этих невыносимых минутах.

— Ну не идиот ли я? — спросил он. И затем: — Знаешь, я все-таки доволен.

— Я понимаю, хотя...

Петроград был спасен 21 октября в битве на Пулковских высотах, в 15 километрах к югу от полуосажденного города. Поражение обернулось победой, войска Юденича в беспорядке бежали к эстонской границе. Три сотни рабочих, пришедших на помощь из Шлиссельбурга, в критический час остановили их и были перебиты офицерским корпусом, который шел в бой, как на парад. После победы я получил последнее письмо Мазина (Лихтенштадта). Он просил меня передать это письмо его жене. «Если посылаешь людей на смерть, — писал он, — следует погибнуть самому».»

Read more... )
[identity profile] pravda1917.livejournal.com
Еще сравнительный анализ эпизодов

1. Троцкий, из кн. "Моя жизнь":

".. 28 августа белые предприняли обход. Во главе серьезного отряда полковник Каппель, впоследствии прославленный белый генерал, зашел под покровом ночи нам в тыл, захватил ближайшую небольшую станцию, разрушил полотно железной дороги, повалил телеграфные столбы и, отрезав нам таким образом отступление, пошел в атаку на Свияжск. При штабе Каппеля находился, если не ошибаюсь, Савинков. Мы были изрядно застигнуты врасплох. Боясь потревожить нестойкий фронт, мы сняли с него не больше двух-трех рот. Начальник моего поезда снова мобилизовал все, что было под руками в поезде и на станции, вплоть до повара. Винтовок, пулеметов, ручных гранат у нас было достаточно. Поездная команда состояла из хороших бойцов. Цепь залегла в версте от поезда, сражение длилось около 8 часов, обе стороны понесли жертвы, неприятель выдохся и отступил. Тем временем перерыв связи со Свияжском вызвал в Москве и по всей линии огромную тревогу. Спешно прибывали на помощь небольшие команды. Путь был быстро восстановлен. В армию влились свежие отряды. Казанские газеты тем временем сообщали, что я отрезан, в плену, убит, улетел на самолете, но зато захвачена, в качестве трофея, моя собака. Это верное животное попадало затем в плен на всех фронтах гражданской войны. Чаще всего это был шоколадный дог, иногда сенбернар. Я отделался тем дешевле, что никакой собаки у меня не было."

2. Устинов Г.Ф. На революционном посту. Глава из книги "Трибун революции" (Л. Троцкий)

"..В белогвардейском штабе, в августе 1918 года, был задуман и разработан чудовищный план убийства вождей российского революционного пролетариата. Несомненно, что за спиной этого штаба стояла не только активная контр-революционная русская буржуазия. Там был замешан, конечно, и союзнический капитал, и союзническая дипломатия, представитель которой так же сидел в белогвардейском штабе. Там были замешаны и русские организованные монархисты, и учредительное собрание, представителем которого в белогвардейском штабе был г. Фортунатов. План был задуман широко. В Москве существовала целая организация, руководимая дипломатическими представителями союзников Локкартом и компанией. Нет сомнения, что у нее существовала довольно правильная связь с казанским белогвардейским штабом. И там, и тут разрешался все тот же вопрос — об уничтожении вождей русской революции. Дипломатические представители союзников полагали, что Ленина и Троцкого лучше «взять живьем», увезти в Англию и там предать публичной смертной казни в острастку английским и французским рабочим, «чтобы не смели делать революции». Другие возражали:
— Вы не знаете силы влияния Ленина и Троцкого на рабочих и солдат. Они сумеют дорогой убедить конвой и сбегут вместе с ним...
{с. 14}
Такой исход не удовлетворял. Удовлетворил другой: убить и захватить власть в свои руки. Для осуществления этого плана было решено: на Ленина направить с револьвером полусумасшедшую женщину Каплан, а Троцкого взять живьем вместе с его поездом, стоявшим тогда на станции «Свияжск». Последнее преступление взялись выполнить: правый социалист Борис Савинков, офицер французской службы Лебедев и «учредиловец» Фортунатов.
28 августа 1918 г. все трое стали во главе отборных чехо-словацких кавалерийских отрядов в 500 чел. каждый. Удалось зайти в тыл «Поезда Троцкого» на целых 8 верст. Захватили железно-дорожную станцию «Тюрлема». Взорвали около 50 вагонов со снарядами.
Начался бой. Не бой, не война, а нечто более кошмарное, небывалое. Полторы тысячи отборных всадников наступали. Оборонялись три — четыре сотни матросов и добровольцев. Работали два бронированных поезда.Read more... )
(источник)
kf-protest: Расклад в обществе: 36% - просоветские, 16% - западники, 11% - традиционалисты
kf-vybory: Кто такой Гроша?
kf-istoriya: Второй Собор РПЦ объявляет капитализм грехом, а борьбу с ним священной.
[identity profile] voencomuezd.livejournal.com
Оригинал взят у [livejournal.com profile] voencomuezd в Троцкий и англичанка, которая не "гадит"
Интересно все-таки, как по-разному одно событие предстает в глазах современника...
Ф.Сноуден, "Через большевистскую Россию", 1920 год. Автор женщина, жена Сноудена, крупнейшийдеятель фиминистского движения, Лейбористской партии, член Конгресса Трудовых Союзов, которая в составе делегации посетила Советскую Россию в 1920 году. Судя по известным мне фактам и тексту книги, которую перевел некий ivan_pohab (кстати, антисоветчик, но это неважно перед его трудом) -- вполне себе такая буржуазная дамочка "социалистического" толка.
Отрывок перевода выложен тут

Из главы 6: «Культурная жизнь в России»

«...Единственным пунктом, где критика правительства звучала бы неуместна, является защита и поддержка, которые оно оказывает искусствам. Самые отъявленные оппоненты правительства вынуждены признать тот факт, большевики выказывают большую мудрость в стремлении уберечь существующие части русской культурной жизни. /.../
Концертные залы и театры Петрограда каждый вечер полны народа. /.../ Мы были на двух представлениях: «Орфей» Глюка и «Кармен» Бизе. Плюс к этому, по дороге на поезд в Москву, нам удалось на часок заскочить на балет, весьма ценимый лондонской публикой. /.../
Будучи на «Князе Игоре», первой из посещённых нами в Москве опере, с нами произошло занимательное событие. Во время большого антракта нас навестил Троцкий.
Мы все столпились вокруг него, желая услышать последние новости с польского фронта, откуда он недавно прибыл и куда вскоре должен был снова вернуться. Троцкий рассказал о больших победах над поляками и превосходящих успехах Красной армии. В Европе Троцкий имел славу величайшего пацифиста и антимилитариста, но перед нами он предстал без облачения св.Франциска.
Внешне Троцкий был поразительно привлекательным мужчиной: еврей, чернявый, резкий, с проницательными глазами и мягкими манерами, выдававшими наличие огромной силы. На нём был офицерский китель, тщательно подогнанный по фигуре. /.../


Прозвенел звонок и Троцкий вместе с нами вернулся в царскую ложу. Он занял место в середине первого ряда, я же - соседнее по его правую руку, откуда я могла отлично видеть всё происходящее.

Как только многочисленные зрители углядели Троцкого они вскочили в едином порыве и с диким восхищением стали ему аплодировать, снова и снова. Естественно, мы тоже встали, дабы выказать дань уважения человеку, стоящего во главе всех боевых сражений, ведущихся его страной, и всегда эти битвы выигрывающего.
Гром оваций удвоил и утроил свою мощь. Люди кричали до хрипоты. Ничего более спонтанного я не видела в своей жизни. Это было замечательно!
Из первых рядов выскочил здоровенный матрос и подбил публику с оркестром на исполнение «Интернационала». Редкий случай, когда мы подхватили эту поднадоевшую песенку с настоящим и искренним удовольствием, ибо нет ничего более естественного, чем поддаться влиянию стоящих и поющих в совместном великом порыве людей, которые приветствуют своего героя-победителя. Это был как раз такой случай...".


Не знаю, читал ли Троцкий эту книгу, но в своих воспоминаниях 1929-го года он про эту овацию не поминает ни единым словом (самолюбец!), а про иностранную делегацию пишет так:

Приезжали к нам и нынешние британские министры. Я не могу припомнить всех приезжавших -- справок под руками у меня нет, -- но помню, что в числе их находились Сноуден и миссис Сноуден. Это было, должно быть, в 1920 г. Их принимали не просто как туристов, а даже как гостей, что, пожалуй, было уже излишним. В Большом театре им отводили ложу. Вспоминаю это в связи с маленьким эпизодом, который не мешает сейчас рассказать. Я прибыл в Москву с фронта и мыслью был очень далек от британских гостей, не знал даже, кто такие эти гости, так как почти не читал газет -- слишком был поглощен другими заботами. Во главе комиссии, принимавшей Сноудена, миссис Сноуден, кажется, Бертрана Рассела, кажется, Вильямса и еще ряд других, стоял Лозовский. По телефону он сообщил мне, что комиссия требует моего появления в театре, где находятся английские гости. Я пытался уклониться, но Лозовский настаивал на том, что его комиссия имеет все полномочия от политбюро и что я должен другим подавать пример дисциплины. Скрепя сердце, я отправился. В ложе было около десятка британских гостей. Театр был битком набит. На фронте у нас были победы. Театр бурно рукоплескал победам. Британские гости окружили меня и тоже рукоплескали.

Среди них был мистер Сноуден. Сейчас он, конечно, стесняется этого приключения. Но вычеркнуть его нельзя. А между тем и я рад был бы вычеркнуть его, ибо "братание" мое с лайбористами было не только недоразумением, но и политической ошибкой. Отделавшись как можно скорее от гостей, я отправился к Ленину. Он был возбужден: верно ли, что вы с этими господами (Ленин употребил другое слово) показывались в ложе? Я сослался на Лозовского, на комиссию ЦК, на дисциплину, а главное, на то, что не имел никакого понятия о том, кто таковы гости. Ленин был возмущен Лозовским и всей вообще комиссией беспредельно, а я долго не мог простить себе своей неосторожности.

Один из нынешних английских министров приезжал в Москву, кажется, несколько раз, во всяком случае, отдыхал в Советской республике, жил на Кавказе и посещал меня. Это мистер Ленсбери. Последний раз я виделся с ним в Кисловодске. Меня настойчиво просили заехать хоть на четверть часа в дом отдыха, где жили члены нашей партии и несколько иностранцев. За большим столом сидело несколько десятков человек. Это было нечто вроде скромного банкета. Первое место принадлежало гостю, Ленсбери. Гость провозгласил после моего прибытия спич, а затем пел: "For hes a jolly good fellow". Вот какие чувства выражал мистер Ленсбери по моему адресу на Кавказе. Он тоже, вероятно, не прочь был бы сегодня позабыть об этом... Должен сказать, что, возбудив ходатайство о визе, я особыми телеграммами напомнил и Сноудену и Ленсбери о том, что они пользовались советским, в том числе и моим, гостеприимством. Телеграммы мои вряд ли оказали на них большое действие. Воспоминания в политике имеют такой же малый вес, как и демократические принципы.


У меня сильное подозрение, что "другое слово", которое употребил Ленин, тоже было на "г"...

[identity profile] voencomuezd.livejournal.com
Оригинал взят у [livejournal.com profile] voencomuezd в post
Рамон Меркадер, убийца Троцкого, в госпитале после ранений, полученных при избиении его охранниками виллы Койоакан.


Read more... )
[identity profile] pravda1917.livejournal.com
Лев Давидович Троцкий
Автор: Луначарский

Троцкий в истории нашей партии явился несколько неожиданно и сразу с блеском. Насколько я слышал, он начал свою социал-демократическую деятельность, подобно мне, еще с гимназической скамейки, и, кажется, ему не было еще 18 лет, когда он был сослан.

Это случилось, однако, значительно позже первых революционных событий в моей жизни, так как Троцкий на 5 или 6 лет моложе меня. Из ссылки он, кажется, бежал. Во всяком случае, впервые заговорили о нем, когда он явился на II съезд партии, на тот, на котором произошел раскол. По-видимому, заграничную публику Троцкий поразил своим красноречием, значительным для молодого человека образованием и апломбом. Передавали анекдот, вероятно неверный, но, пожалуй, характерный, будто бы Вера Ивановна Засулич, со своей обычной экспансивностью, после знакомства с Троцким воскликнула в присутствии Плеханова: «Этот юноша, несомненно, гений», и будто бы Плеханов, уходя с того собрания, сказал кому-то: «Я никогда не прощу этого Троцкому». Действительно, Плеханов всегда ненавидел Троцкого; думается, однако, что не за признание его гением со стороны доброй В. И. Засулич, а за то, что Троцкий с необыкновенной ретивостью атаковал его непосредственно на II съезде, высказываясь о нем довольно непочтительно. Плеханов в то время считал себя абсолютно неприкосновенным величеством в социал-демократической среде, даже сторонние люди в полемике подходили к нему без шапок, и подобная резкость Троцкого должна была вывести его из себя. Вероятно, в Троцком того времени было много мальчишеского задора. В сущности говоря, очень серьезно к нему не относились по его молодости, но все решительно признавали за ним выдающийся ораторский талант и, конечно, чувствовали, что это не цыпленок, а орленок.

Read more... )

Когда происходит истинно великая революция, то великий народ всегда находит на всякую роль подходящего актера, и одним из признаков величия нашей революции является, что Коммунистическая партия выдвинула из своих недр или позаимствовала из других партий, крепко внедрив их в свое тело, столько выдающихся людей, как нельзя более подходящих к той или другой государственной функции.

Более же всего сливаются со своими ролями именно два сильнейших среди сильных — Ленин и Троцкий.

источник: например <a href="http://levoradikal.ru/archives/11093" target="_blank">http://levoradikal.ru/archives/11093</a>
[identity profile] pravda1917.livejournal.com
Оригинал взят у [livejournal.com profile] voencomuezd в Я БЫЛ СТОРОННИКОМ ТРОЦКОГО. Часть 1


Редакция неоднократно знакомила читателей с материалами по истории нашего общества. В их числе были мемуары и исторические обзоры, эссе и полемические статьи. В этом номере журнала вас ждет встреча с человеком, причастным ко многим бурным событиям первых лет Советской власти.

ВРАЧЕВ Иван Яковлевич (родился в 1898 г.) - член РСДРП (б) с марта 1917 г. В 1921-1922 гг. начальник Политуправления и член Реввоенсовета Туркестанского фронта. Командующий Ферганской армейской группы войск. В 1922-1924 гг. начальник Политуправления отдельной Кавказской армии, член ЦК КП Грузии и Заккрайкома РКП (б). Делегат III, IV, IX и XI Всероссийских съездов Советов, I и II Всесоюзных Съездов Советов, X и XII съездов партии. В 1926-1927 гг. входил в состав объединенной левой оппозиции (блок Троцкого - Зиновьева). В 1936 г. исключен из партии как «неразоружившийся троцкист» и репрессирован. После 1956 г. полностью реабилитирован, однако в партии не восстановлен (подробнее о его биографии см. «Возвращенные имена», М., 1989. Т.1. С. 107-124). Интервью С И. Я. Врачевым записано в конце 1989 г.

Read more... )
[identity profile] pravda1917.livejournal.com
Оригинал взят у [livejournal.com profile] pravda1917 в Троцкий как оратор
Раненый солдат стал рассказывать своим товарищам про вчерашний митинг в цирке Чинизелли, где с большой речью выступил Троцкий:
— Ну, братцы, и оратор же этот Троцкий. В голосе у него есть звон — как набат. Он говорил о мировом социализме... Тогда не будет ни бедных, ни богатых... Говорил еще про Временное правительство, которое является правительством капиталистов и помещиков, поэтому нам с ним не по дороге. Мы должны создать свое социалистическое правительство рабочих и крестьян. Троцкий еще сказал, что нужно отнять фабрики и землю и передать бесплатно рабочим и крестьянам в общее пользование.
Рассказ раненого солдата произвел впечатление на пассажиров. Он возымел такое действие, будто ударил гром среди ясного неба. Его окружили женщины и стали рассматривать серебряный крест и больную руку.

  Вдруг раздался мощный голос дьякона, и все стихли:
— Православные, — сказал он. — Троцкий — человек не русский, а иудей. Он и веры не христианской, а иудейской. Опомнитесь, православные! Христианам нельзя идти за иудеем. Это нам запрещают Господь Бог и православная церковь. ..

 В наступившей тишине сердца бились в тревоге. Однако в напряженной тишине раздался звонкий, молодой голос студента-путейца.

— Вы не правы, отче, — сказал он. — О человеке надо судить не по его национальности и вере в Бога, а по тому, что он сеет на земле — добро или зло. Иисус Христос тоже был иудей, а ему поклоняется половина человечества. Если Троцкий принес на землю добро, то за ним пойдут миллионы людей.

  Люди облегченно вздохнули. Будто гроза прошла стороной. На студента смотрели с благодарностью. Он сумел погасить в душе слушателей упреки совести и разрешил сомнения, волновавшие их. Этот разговор в конке запомнился мне на всю жизнь и глубоко запал в мою юную душу. Я с большой радостью понял тогда, что у российского трудового народа есть мужественный защитник в лице Троцкого, который пойдет на смерть за народное счастье.

* * *

    Однажды машина Троцкого заехала в расположение войск батьки Махно. Машину мгновенно окружили махновцы. Они предложили Троцкому, Глазману и водителю выйти из автомобиля. В эту минуту жизнь всех троих висела на волоске. Дула винтовок были в упор направлены на них, и только чудо могло спасти их от смерти.
   И чудо произошло. Сверкая своими огненными глазами, Троцкий поднялся на крыло автомобиля. Все винтовки и пистолеты повернулись на него. А он быстрым жестом рассек воздух поднятой рукой и произнес короткую и пламенную речь. Результат был удивительный. Повстанцы кричали: «Да здравствует Троцкий!» Подняли его на руки и качали. После этого они все до одного перешли в Красную Армию — за Троцким.
    Теперь это покажется невероятным, но тогда было так... (источник)

[сказка? но даже в ставшем потом популярном жанре "рассказов про Ильича" такого не найти]


  Поддерживайте! Увидели информативный пост в ЖЖ, сделайте перепост
kf-protest: 7 ноября Красный Марш, 4 ноября Русский Марш, 27 Октября - демократический
kf-planpu: два мультимиллионера из России устроили "битву кошельков"
kf-vybory: Равняйтесь на профессора, путриоты!
kf-mir: Крупнейшая в мире автомобильная пробка: фото
kf-istoriya: Режим "отреставрировал" памятник
[identity profile] pravda1917.livejournal.com
Оригинал взят у [livejournal.com profile] pravda1917 в Раненый Троцкий о Меркадере: "не убивайте его, он должен жить и рассказать кто его послал"
Когда в тот день я вернулся из школы, прошло 15-20 минут после покушения на Троцкого.. Поначалу я ничего не мог понять, а потом увидел какого-то человека в углу кабинета Троцкого. Я даже не сразу узнал его. Вид у него был совершенно безумный: он чего-то бормотал, все время всхлипывал. Одежда на нем была порвана, а сам он окровавлен. Лишь потом до меня дошло, что это -Джексон [Меркадер] Как-то не приходило в голову, что Джексон мог что-то сделать. Ведь он не был своим в доме, все время где-то далеко... Потом, через полуоткрытую дверь я увидел дедушку [Троцкого] он лежал на полу в столовой, а вокруг него суетились охранники, Наталья. Они клали на его окровавленную голову лед. И тут я все понял...
Вопрос: Полиция сразу же прибыла на место происшествия?
Ответ: Первыми, кто услышал душераздирающий крик и прибежал в дом, были охранники. Они схватили Джексона и начали его избивать. Джо Хансен, начальник охраны, при этом даже вывихнул себе руку. Но Троцкий, который был все это время в сознании, сказал: не убивайте его, он должен жить, он должен рассказать, кто его послал. Поэтому Джексона и не убили, хотя один молодой мексиканец по имени Мелькиадес был готов застрелить его из ружья (источник)
kf-protest: Опрос: кто организоват теракт в Сталинграде?
                 ПутлерТВ: в столице вербуют в террористы русских образованных ребят
kf-planpu: "патриот-государственник" Рогозин.
                  Хроники гаснущего факела.
kf-vybory: "патриот-государственник" помельче, известный кремлебот.
kf-istoriya РПЦ в 1917г.: "грех православия в том, что его доселе заставляли нести солдатскую охрану государственного режима"

Profile

tov_trotsky: (Default)
товарищ Троцкий

July 2017

S M T W T F S
       1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 04:40 am
Powered by Dreamwidth Studios