[identity profile] pravda1917.livejournal.com
http://www.agitclub.ru/center/comm/zin/zin1.htm
по наводке https://vk.com/rev_marxism

(интересно проверить следующее: как я заметил, только тов.Ленин и тов.Троцкий имеют эту уважительную приставку тов., остальные идут просто пофамильно, так по крайней мере в одном из фрагментов. Прямое отношение кназванию нашего сообщества :-) )

Г.Зиновьев
Лекции по истории Российской Коммунистической партии (большевиков)

Лекции были прочитаны Г.Е.Зиновьевым накануне 25-летия РКП (б) и изданы в 1923 г. и 1924 г.г. Впоследствии автор был расстрелян как "враг народа", а книга изъята из библиотек.

В предисловии говорится о том, что партия поставила задачу увеличить численность своих рядов за счет привлечения в партию 100 000 рабочих от станков ("ленинский призыв") и задачах партийного строительства на начало 1924 года..

Лекция 1 - о значении термина "партия" и возникновении первых рабочих кружков в России.

Лекция 2 - о появлении первых социал-демократических кружков, народниках, "экономистах" и "легальных марксистах"

Лекция 3 - о студенческом движении, союзе эсеров, газете "Искра" (первая часть лекции) и Втором съезде партии (окончание лекции)

Лекция 4 - о событиях 1905 года ("кровавое воскресенье", Булыгинская Дума, октябрьская стачка, декабрьское восстание в Москве)

Лекция 5 - о причинах неудачи революции 1905 года, думской тактике большевиков и меньшевиков, "отзовистах", "ликвидаторах", "богостроительстве")

Лекция 6 - о работе партии в годы Первой мировой войны.


Что в этих лекциях интересного и любопытного?

Во-первых, поскольку они были прочитаны еще при жизни Ленина, то в них нет такого возвеличивания Сталина, которым напичкан "Краткий курс истории ВКП(б) - "базовый " партийный учебник, выпущенный в 1938 году

Во-вторых, лекции показывают уровень и качество рассуждений одного из видных лидеров партии, его логику, интеллект, а также прагматизм руководства партии, граничащий иногда с цинизмом (но это уже по современным меркам).

В-третьих, это качественный образец партийно-агитационной литературы.

В-четвертых, содержание даже трех лекций, которые мы публикуем на сайте (остальные позже), вызывают некоторые ассоциации с сегодняшним партстроительством. У каждого, конечно, свои.

От автора

Российская коммунистическая партия – не просто одна из партий. История пожелала, чтобы Р.К.П. стала могучим орудием человеческого прогресса и важнейшим инструментом мировой революции. Ее значение велико и беспримерно не только в истории России, но и всего мира. И недаром ход развития Р.К.П. изучают ныне лучшие умы международного рабочего движения. Тем более долг каждого из нас, кому приходится жить и бороться в рядах Р.К.П., знать ее историю, изучить каждый ее шаг на трудном пути к победе, малейшие эпизоды ее героической борьбы за дело освобождения пролетариата.

Нижеследующие шесть лекций, прочитанные мною накануне 25-летнего юбилея нашей партии, дают лишь самый беглый очерку ее истории. Одно только пятилетие, пошедшее с 1917 года, потребовало бы нескольких книг. Мои лекции – только первоначальные наброски, которые могут послужить лишь кратким введением в историю нашей партии. Я издаю их по настоянию товарищей и только потому, что литература по истории Р. К. П. пока еще очень бедна. Быть может, при этой бедности и мои очерки принесут некоторую пользу.

Г.Зиновьев
[identity profile] maysuryan.livejournal.com

"Не той дорогой". Карикатура из журнала "Крокодил", 1927 год, №41. На повозке сидят лидеры оппозиции Смилга, Зиновьев и Каменев, правит Троцкий

21-23 октября 1927 года советская история совершила довольно крутой поворот, в наши дни уже во многом подзабытый. Если говорить коротко, то исполнилось предсказание из шутки, появившейся ещё несколькими годами ранее: "Троцкий теперь пишется "Троий". Почему? ЦК выпало". Лидеры оппозиции, Лев Троцкий и Григорий Зиновьев, были исключены из ЦК ВКП(б). Тем, кто считает, что в советский период в обществе неизменно царило единомыслие, было бы полезно почитать архивный номер "Правды", где дана стенограмма этого события. Такой накал политической борьбы редко когда найдёшь в истории... Когда читаешь этот кипящий взаимной яростью газетный текст, то кажется, что пожелтевший листок вот-вот вспыхнет в руках, каково же приходилось непосредственным участникам самого события, тем, кто находился в эпицентре? Может быть, так было во время заседания Конвента 9 термидора, когда арестовывали Робеспьера. Собственно, именно так и считал Лев Давидович, хотя его в тот момент ещё не арестовывали, и даже не исключали из партии, а только лишь из её ЦК. Он заявил в своей речи:
— Уже раздаются голоса: «тысячу исключим, сотню расстреляем — и в партии станет тихо». Так говорят несчастные, перепуганные и в то же время осатаневшие слепцы. Это и есть голос Термидора.
Read more... )
[identity profile] maysuryan.livejournal.com
Все, конечно, помнят, кто из деятелей ВКП(б) скончался в этот день в 1953 году. В связи с датой приведу вот этот рисунок карикатуриста Константина Ротова с обложки журнала "Крокодил" за октябрь 1925 года, то есть без малого 90-летней давности. Рисунок интересен тем, что на нём Иосиф Виссарионович и лидер левой оппозиции Лев Давидович изображены аки два голубка в качестве товарищей по общему революционному делу.


Как видим, Лев Давидович трудолюбиво вкручивает в патрон лампочку Ильича, в то время как Иосиф Виссарионович рядышком нагружает лопатой тачку. Тов. Троцкий — в халате и ботиночках электрика, тов. Сталин — в рабочих сапогах и фартуке. Ему помогает Феликс Эдмундович. Чуть выше дедушка Калинин раздаёт указания работающим. Ещё выше глава Коминтерна Григорий Евсеевич Зиновьев, зажав в зубах длинный гвоздь, прилежно стучит молотком, предсовнаркома Алексей Иванович Рыков передаёт кирпич Льву Борисовичу Каменеву, а тот собирается его уложить. Выше всех орудует мастерком Вячеслав Михайлович Молотов. В центре нижнего ряда — Николай Иванович Бухарин тащит на спине кирпичную стопку...
Read more... )
[identity profile] yadocent.livejournal.com
Оригинал взят у [livejournal.com profile] varjag_2007 в Оппозиция Зиновьева-Троцкого на Украине глазами ОУН

Публикация агента ОУН с Украины о зиновьевско-троцкистской оппозиции в 1928 году в журнале ОУН "Розбудова нації"




[identity profile] yadocent.livejournal.com

«17 октября Юденич захватил Гатчину, около 45 километров от Петрограда. Через два дня его авангард вступил в Лигово, большой пригород в пятнадцати километрах. Билл Шатов ругался: «Правила военного искусства, как мне талдычат военспецы, требуют, чтобы штаб дивизии находился в стольких-то километрах от линии огня... Наш — в 12 сотнях метров! Пришлось сказать им: «Толкал я правила такого искусства!..» По видимости, это была агония. Не было ни составов, ни горючего для эвакуации, мы располагали лишь несколькими десятками автомашин. Детей известных деятелей отправили в сторону Урала, они ехали по первому снегу, из одной голодной местности в другую, не зная, где остановиться. Мы готовили себе новые документы и стремились изменить внешность. Для бородатых это было относительно легко, следовало только побриться. А остальные? Хлопотливая партийная активистка, жизнерадостная, миловидная, словно ребенок, занималась организацией потайных складов оружия. Я больше не ночевал в «Астории», первый этаж которой в ожидании осады был укреплен мешками с песком и пулеметами, а проводил ночи на аванпостах линии обороны вместе с коммунистическими батальонами. Моя беременная жена спала неподалеку, в медпункте, с узелком, в котором было немного белья и дорогих нам вещей, важно было не потерять друг друга во время сражения и вместе отступать по берегу Невы. План обороны предусматривал ведение боев вдоль каналов, пересекающих город, упорную защиту важнейших пунктов и полную неосуществимость отхода в итоге. Широкие безлюдные проспекты Петрограда в бледном печальном осеннем свете усугубляли ощущение безвыходной катастрофы. Город был столь пустынен, что кавалеристы могли скакать галопом по центральным улицам. У входа в Смольный, бывший институт благородных девиц, где заседал Исполком Совета и партийный комитет, стояли пушки, придавая ему суровый вид. В него входили две окруженных садом группы зданий, между широкими улицами и бурным простором Невы, через которую невдалеке был переброшен чугунный мост. С одной стороны бывший монастырь в стиле барокко, красивый, богато украшенный, с высокой церковью и резной колоколенкой, целиком окрашенной в синий цвет; с другой — четырехугольное здание самого института, с колоннами по фронтону — трехэтажная казарма, построенная архитекторами, признававшими лишь прямые линии — прямоугольники, увенчанные перистилем в стиле ампир. Ныне в обители жили рабочие-гвардейцы. Большие квадратные кабинеты, уставив окна в пустоту вымершего города, почти обезлюдели. Лишь округлые плечи Зиновьева и его подавленный голос являли некие признаки жизни среди телефонов. Он постоянно связывался с Лениным, без особой убежденности выступая и за сопротивление, и за эвакуацию. Наиболее компетентные эксперты, инженеры и выпускники Военной академии считали, представьте себе, сопротивление невозможным и намекали на то, что оно приведет к большим жертвам, как будто капитуляция или сдача города не вызвали бы еще более деморализующие потери! Известия с других фронтов были столь плохи, что Ленин колебался, стоило ли жертвовать последние силы на оборону обреченного города. Троцкий придерживался иного мнения, и Политбюро доверило ему последнюю попытку. Присутствие Троцкого, председателя Реввоенсовета, тотчас изменило обстановку в Смольном и Петропавловской крепости, комендант которой, Авров, держался на пределе сил. Рабочий Авров стал унтер-офицером благодаря войне, каждый день я видел его квадратное, изрезанное морщинами лицо с тяжелыми веками, его гимнастерку с расстегнутым воротом. То, что ему говорили, он выслушивал тупо, но потом в его пепельных глазах вспыхивал огонек, и он энергично отвечал: «Я отдам приказ, — тут же яростно добавляя: — но не знаю, будет ли он выполнен!» Троцкий прибыл на своем знаменитом поезде, объезжавшем фронты. С начала гражданской войны он возил с собой прекрасные автомобили, службы связи, трибунал, пропагандистскую типографию, санитарные команды, специалистов в области военной инженерии, снабжения, уличных боев, артиллерии — все проверенные в бою, самоуверенные, связанные узами дружбы и доверия, излучавшие силу и энергию; они носили черные кожанки и красную звезду на фуражке. Эта сплоченная группа решительных и хорошо оснащенных организаторов бросалась туда, откуда грозила опасность.
Они взяли все в свои руки. И произошло чудо. Троцкий приказал объявить, что «город будет защищаться изнутри», что это наилучшее, исходя из момента, стратегическое решение, что небольшая армия белых затеряется в лабиринте укрепленных улиц и найдет там могилу. С этой решимостью победить резко контрастировали расчетливые и лукавые по обыкновению слова Владимира Ильича: «Ну что ж, снова будем работать в подполье!» — их привел мне один французский коммунист (Рене Маршан), незадолго до того видевший Ленина. Но был ли в этом контраст? Я видел Троцкого лишь один раз на улице, а затем на большом собрании Совета, где он объявил о прибытии башкирской кавалерийской дивизии, которую предполагалось бросить против финнов, если Финляндия вздумает шевельнуться (действительно, от Финляндии зависело, добивать нас или нет). Крайне ловкая угроза, от которой в Хельсинки повеяло дыханием террора. Заседание Совета происходило в окружении высоких белых колонн Таврического дворца, в амфитеатре бывшей имперской Думы. Троцкий был воплощением целеустремленной силы, к тому же — неподражаемым оратором, в его звучном голосе слышался металл, он бросал краткие, зачастую сардонические фразы, проникнутые страстной, несгибаемой волей. Решимость сражаться до последнего была воспринята с энтузиазмом, весь амфитеатр встал и запел гимн. Думаю, «круглоголовые» Кромвеля точно так же пели перед боем свои псалмы.
Хорошие пехотные полки, вызванные с польского фронта, проходили через Петроград и занимали позиции в пригородах. Башкирская конница на низкорослых длинношерстных степных лошадях проезжала по улицам; смуглые всадники в черных бараньих колпаках, словно явившиеся из далекого прошлого, пели гортанными голосами, вторя себе пронзительным посвистом. Иногда во главе их гарцевал худощавый молодой интеллигент в очках, будущий писатель Константин Федин. Они сражались мало и безуспешно, но не это было главным. Прибыли также обозы с продовольствием, добытым Бог знает, где и каким образом, — это оказалось самым эффективным! Распространилась молва, что у белых есть танки. Троцкий объявил, что пехота может и сумеет бороться с ними. Не знаю, какие хитрумные агитаторы распустили слух, быть может, в конечном итоге верный, что танки Юденича сделаны из крашеного дерева. Город покрылся настоящими редутами: пушки могли простреливать улицы. При строительстве укреплений использовались, в частности, сточные трубы подземной канализации.
Анархисты были мобилизованы на оборону города. Партия выдала им оружие. Их «черный штаб» располагался в разгромленной квартире бежавшего дантиста. Там царили беспорядок и дух товарищества. И улыбка белокурой молодой женщины, бесконечно привлекательной, несмотря на короткую стрижку и кожанку. Она вернулась с Украины, рассказала об огромных потерях и привезла известия от Махно. Маруся Цветкова сияла, словно солнышко, на фоне горькой экзальтации мужчин. Именно они в ночь наибольшей опасности заняли типографию «Правды», ненавистного большевистского листка, готовые защищать ее до последней капли крови. Однажды вечером анархисты обнаружили двух белых, вооруженных гранатами. Что делать? Заперли их в комнате и с подавленным видом уставились друг на друга: вот и мы стали тюремщиками, словно чекисты. Чекистов они презирали всей душой. Предложение расстрелять этих врагов, шпионов, было с негодованием отвергнуто. Мы будем расстреливать?
В конце концов, мой друг Калабушкин, бывший узник Шлиссельбурга, один из организаторов снабжения республики топливом, взялся отвезти их в Петропавловскую крепость. Это было всего лишь плохим компромиссом, так как ЧК живо отправила бы их на тот свет. Колабушкин, в прошлом сам проделавший этот путь под конвоем царских жандармов, видел перед собой в автомобиле, принадлежавшем Черной гвардии, загнанных людей, и вспоминал свою молодость. Вдруг он остановил машину и сказал им: «Бегите, сволочи!» Позже, с облегчением и грустью одновременно, он рассказал мне об этих невыносимых минутах.

— Ну не идиот ли я? — спросил он. И затем: — Знаешь, я все-таки доволен.

— Я понимаю, хотя...

Петроград был спасен 21 октября в битве на Пулковских высотах, в 15 километрах к югу от полуосажденного города. Поражение обернулось победой, войска Юденича в беспорядке бежали к эстонской границе. Три сотни рабочих, пришедших на помощь из Шлиссельбурга, в критический час остановили их и были перебиты офицерским корпусом, который шел в бой, как на парад. После победы я получил последнее письмо Мазина (Лихтенштадта). Он просил меня передать это письмо его жене. «Если посылаешь людей на смерть, — писал он, — следует погибнуть самому».»

Read more... )
[identity profile] yadocent.livejournal.com
Оригинал взят у [livejournal.com profile] yadocent в Дневник Преображенского
Оригинал взят у [livejournal.com profile] bbb в Дневник Преображенского
Был такой известный большевик Евгений Алексеевич Преображенский.

И есть в Мосархиве такой начальник М.М.Горинов, который, помимо прочего, готовит и издает разные сборники, посвященные Преображенскому.

В частности, в 2006 году была издана книга "Е.А.Преображенский. Архивные документы и материалы: 1886-1920 гг" (Составитель М.М.Горинов) М. Издательство Главархива Москвы. 2006

Тираж небольшой, 500 экземпляров, а размер огромный, семьсот с лишком страниц. Правда, половину объема занимают две работы, изданные Преображенским в книжном формате - "Азбука коммунизма" (вместе с Бухариным) и "Бумажные деньги в эпоху пролетарской диктатуры", а из остальной половины значительную часть составляют не очень интересные газетные статьи, в основном дореволюционные.

Самое же ценное в сборнике - это три маленьких отрывка из дневника Преображенского за май-сентябрь 1920 года. Дневник хранится в архиве ФСБ, составляя, очевидно, часть следственного досье. Ссылку на этот архив Горинов дает совершенно глухую. Не знаю, дали ли ему только этот кусок или он сам выбрал его для публикации. Насколько можно судить, это абсолютно уникальный документ - дневник секретаря ЦК, записывающего свои впечатления прямо по свежим следам. По сути - настоящее окошко в ленинскую политическую кухню.

Конечно, очень хотелось бы, чтобы этот дневник стал доступен целиком, а не в виде крохотных отрывков. Получится ли это - не знаю. Пока же решил поместить этот отрывок здесь, целиком и без сокращений и изменений. Сноски, обозначенные в книги звездочками, я занумеровал и поставил в квадратные скобки. Вставки в таких же скобках - принадлежат Горинову. По какой-то причине из трех отрывков один, промежуточный, остался без даты, но по смыслу он относится к началу двадцатых чисел сентября.

ДНЕВНИК Е.А.ПРЕОБРАЖЕНСКОГО [1] С ЗАПИСЯМИ ВОПРОСОВ, ОБСУЖДАЕМЫХ НА ЗАСЕДАНИЯХ ПОЛИТБЮРО И ПЛЕНУМА ЦК РКП(б)

Read more... )
[identity profile] pravda1917.livejournal.com
Оригинал взят у [livejournal.com profile] kommari в статья Зиновьева
Оригинал взят у [livejournal.com profile] voencomuezd в post
Сочинения Троцкого время от времени публикуются и исследуются, а вот Зиновьев с Каменевым своего читателя не нашли, хотя личности были для своего времени крупные. Ради этого я решил потратить время и отсканировать небольшую статью Зиновьева о советском бюрократизме в 1918 году. Оказывается, тема уже тога поднималась.
Read more... )

Profile

tov_trotsky: (Default)
товарищ Троцкий

July 2017

S M T W T F S
       1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 04:49 am
Powered by Dreamwidth Studios