[identity profile] yadocent.livejournal.com
Александра Коллонтай
Александра Коллонтай, государственный деятель и дипломат.
Первая женщина-министр в истории.

Удивительная подборка фотографий советских деятелей.
Все оформлены в цвете.

Read more... )
[identity profile] yadocent.livejournal.com
Оригинал взят у [livejournal.com profile] vlad17_gradov в Продовольственная диктатура.
Евангельская притча о пяти хлебах и двух рыбах, которыми накормили пять тысяч человек, могла бы утешить членов Совнаркома, но они были неверующими. Они точно знали, что после оккупации Украины и восстания на Дону, скудные продовольственные ресурсы России, станут еще беднее. Говоря о нехватке продовольствия на рабочем собрании 14 апреля 1918 года, Л.Д.Троцкий сказал: "Дело идет здесь о продовольствии города, дело идет о том, чтобы наши дети в городах, наши старухи-матери, старики, работники и работницы наши в городах и голодающих губерниях, чтобы они получили кусок хлеба насущного. Раз дело идет о жизни и смерти трудящихся, мы шутить не будем. Мы не будем останавливаться перед интересами деревенской буржуазии, а вместе с городской и деревенской беднотой наложим тяжелую руку на имущество деревенской кулацкой буржуазии и будем беспощадно реквизировать хлебные запасы для прокормления бедноты в городах и деревнях." Далее Троцкий говорил о последствиях введения свободной торговли хлебом: "Если бы объявить вольные цены, то все спекулянты, все торговцы набросились бы на эти хлебородные губернии. Цены на хлеб поднялись бы во много раз в несколько дней или в несколько часов - до 50, до 100, до 150 руб. за пуд... Положение с продовольствием обстоит в высшей степени тяжело не только у нас. Голландия - нейтральная страна - не воевала, но вот на днях были телеграммы, что в Амстердаме уменьшен паек всему населению и произошел уличный голодный бунт. Почему? Да потому, что несколько десятков миллионов человек во всем мире, вместо того, чтобы пахать, сеять и жать, вот уже 4 года истребляют друг друга. Все страны обеднели, истощились - и мы точно также. Стало быть, должно пройти время, год, два, пока мы не возобновим своих хлебных запасов, а до тех пор нам поможет только трудовая дисциплина, порядок и суровый нажим на кулаков, на спекулянтов и мародеров. Если все это установим, тогда продержимся." То есть, лидеры большевиков понимали, что придется перейти к конфискации продовольствия, но с этим решением не спешили. Конкретные меры по борьбе с хлебной спекуляцией были предложены наркомом продовольствия А.Д.Цюрупой в начале мая 1918 года и одобрены В.И.Лениным, который распорядился подготовить проект декрета. Вечером 8 мая на заседании Совнаркома по итогам доклада о продовольственном положении В.И.Ленин тут же составил "Основные положения декрета о продовольственной диктатуре" и предложил создать особую комиссию для переработки декрета о продовольственной диктатуре к 18.00 следующего дня. Внося поправки в готовящееся решение В.И.Ленин потребовал "выкинуть ссылки на международное положение". 9 мая 1918 года ВЦИК и СНК обсудили декрет "О предоставлении Народному Комиссару Продовольствия чрезвычайных полномочий" По мнению В.И.Ленина отредактированный в Президиуме ВЦИК закон был хуже первоначального, но он посоветовал Цюрупе не возражать, чтобы не оттягивать окончательное решение. 13 мая 1918 года декрет "О предоставлении Народному Комиссару Продовольствия чрезвычайных полномочий по борьбе с деревенской буржуазией, укрывающей хлебные запасы и спекулирующей ими" был утвержден ВЦИК и СНК и на следующий день опубликован в "Известиях ВЦИК".Добавка )
[identity profile] yadocent.livejournal.com
Оригинал взят у [livejournal.com profile] svetlako в Ленин, Троцкий и Сталин - глазами американской шпионки

Итак, американская шпионка Маргарита прибыла в Москву, где с немалым трудом натурализовала свою легенду - американская корреспондентка. Естественно она в гуще всех событий: собирает любую информацию, в том числе персональную.

Read more... )

[identity profile] yadocent.livejournal.com
Оригинал взят у [livejournal.com profile] vlad17_gradov в Новое правительство и новые Советы.
Борьба с военным переворотом требует такой концентрации власти, что иногда приводит к той же военной диктатуре. После разгрома корниловщины Керенский соизволил соединить в своих руках посты премьер-министра и Верховного главнокомандующего. А поскольку правительство в прежнем составе уже не могло существовать, был образован узкий совет. Новый орган назвали Директорией, в которую вошли министр-председатель А.Ф.Керенский, министр иностранных дел М.Терещенко, военный министр А.Верховский, морской министр Д.Вердеревский и министр почт и телеграф А.Никитин. Концентрация власти была достигнута, но в Директории отчетливо понимали, что это еще не вся власть. Оставались советские органы ВЦИК, Крестьянский ЦИК и Петроградский совет, обладавшие огромным влиянием, которое после отставки правительства и ареста лидеров корниловщины только усилилось. При этом, роль Советов возрастала вместе с перераспределением влияния от эсеров и меньшевиков к большевикам. Первым признаком этого процесса стало принятие Петроградским советом резолюции, предложенной большевиками 31 августа (13 сентября) 1917 года. Это решение было принято 279 голосами против 115 при 51 воздержавшемся. Ушел в отставку эсеро-меньшевистский президиум Петросовета, включавший Керенского. Попытка меньшевиков получить одобрение политики старого состава президиума была отвергнута 519 голосами против 414 при 67 воздержавшихся. 5 сентября большевистскую резолюцию принял Московский совет. На следующий день ушел в отставку президиум и председатель Моссовета Хинчук. Новый президиум Московского совета уже включал большевиков Ногина, Смидовича и Бухарина. Суханов писал: "Большевики были еще бессильны в верховном советском органе, в ЦИК, который был создан на июньском съезде. Это обстоятельство создавало иллюзию даже у мудрых смольных "мамелюков", что существует "вся демократия", во-первых, и большевики - во-вторых. Но это была совсем дешевая иллюзия. ЦИК, подобно Временному правительству, уже почти висел в воздухе и располагал силой только в едином фронте с большевиками." Некоторое время перемены в составе Советов были малозаметны. Борьба с корниловщиной ненадолго сблизила меньшевиков и эсеров с большевиками. В начале сентября 1917 года В.И.Ленин даже соглашался на определенный компромисс, при условии, если руководство ЦИКов или Демократическое совещание захотят взять власть в стране, отстранив Временное правительство. Такой сценарий был выгоден большевикам, поскольку их позиции в Советах только укреплялись. Однако Демократическое совещание в соответствии с планами эсеров и меньшевиков в очередной раз отказалось брать власть и вернулось к привычной коалиции. В новое правительство Керенского, сформированное 27 сентября, вошли кадеты, прогрессисты и социалисты (эсеры, меньшевики и энесы). Но преодоление кризиса было кажущимся. Сговор с кадетами только ослабил позиции эсеров и меньшевиков в Советов. На это сразу обратили внимание большевики. 12-14 сентября Ленин написал письмо ЦК, Петроградскому и Московскому комитету РСДРП(б), недвусмысленно заявив: "Получив большинство в обоих столичных Советах рабочих и солдатских депутатов, большевики могут и должны взять государственную власть в свои руки." И хотя эти указания были даны негласно, они начали исполняться. Вечером 25 сентября 1917 г. состоялось заседание Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов, в котором больше половины мест уже принадлежало большевикам. Новый состав Совета позволил избрать новый Исполнительный комитет, наполовину состоявший из большевиков. Новым председателем Петросовета вместо Чхеидзе был избран Л.Д.Троцкий. Петроградский совет принял резолюцию: "Совет заявляет: правительству буржуазного всевластия и контрреволюционного насилия мы - рабочие и гарнизон Петрограда не окажем никакой поддержки. Мы выражаем свою твердую уверенность в том, что весть о новой власти встретит со стороны всей революционной демократии один ответ: "в отставку!". И опираясь на этот единственный голос подлинной демократии, Всероссийский съезд советов создаст истинную революционную власть. Совет призывает пролетарские и солдатские организации к сплочению своих рядов..." Другие органы власти соперничать с Советами не могли. Созданный Демократическим совещанием Предпарламент (он же Демократический совет, он же Временный Совет Республики) оказался смесью партийных списков, включая 63 эсеров, 68 меньшевиков, 53 большевиков и 56 кадетов, и делегатов от общественных организаций (земств, крестьянских депутатов, казаков, торговли и промышленности и т.д.). Никаких преобразований он осуществлять не собирался и терпеливо ждал Учредительного собрания. Но большевики не собирались ждать.Добавка )
[identity profile] pravda1917.livejournal.com
В https://www.reddit.com/r/socialism/ задали такой вопрос: "как вы, социалисты, можете поддерживать таких людей, как Сталин, Мао и т.д.?" (upd: вопрос был в контексте: я новичек, изучал вопрос, и готов быть за социализм, но как же сталин? сталина принять не могу)

Ответ был такой: коммунисты (в мире, естественно), в среднем, не столько поддерживают Сталина, сколько не критикуют его, зная что критика Сталина часто перерастает в критику социализма вообще.

Сама же поддержка (среди активных левых участников), по наблюдению автора ответа, примерно такова

Маркс, 80% (там и анархи водятся, поэтому не 100%)
Ленин 60%
Троцкий 50%
Мао 40%
Сталин 20%

(в сабреддите есть и более точные данные, и там регулярно проводится опрос)

А то тут в рунете зачастил тезис о том, что коммунист обязательно сталинист. Ровно наоборот. Нормальный, грамотный, коммунист, как видим, как раз как правило не сталинист.

Замечу, что культ личности Сталина был осужден не только КПСС при Хрущеве, но и КПК при Мао.
[identity profile] yadocent.livejournal.com
Оригинал взят у [livejournal.com profile] mamlas в От винтовки к работе, или Правда о трудармиях / Милитаризация труда
Ещё о реформах 1920-х здесь, здесь и здесь

Трудовые армии Троцкого
Как большевики во время Гражданской войны использовали армейские части для борьбы с экономическим кризисом

Созданная вскоре после Октябрьской революции РККА — Рабоче-Крестьянская Красная армия — не только воевала, но и была рабочей в прямом смысле этого слова. Речь идет о так называемых трудовых армиях, существовавших в годы гражданской войны. ©



Трудовая армия, 1920 год

Обычно интересующиеся историей слышали о них, но не более того. И мало кто знает, как возникли эти необычные армии, сколько их было, на каких «трудовых фронтах» они действовали и чем конкретно занимались.

«Русская Планета» в честь 23 февраля расскажет об этой странице отечественной истории.

Read more... )
[identity profile] pravda1917.livejournal.com
О том, что это фальшивка, не писал только ленивый, см. например здесь.

"Россия — вязанка хвороста в костёр мировой революции." — В сочинениях Троцкого подобная фраза отсутствует. Иногда она приписывается Землячке или Зиновьеву, однако всегда приводится без какого-либо источника. Возможно, происходит из беседы В. Кожинова с Б. Сарновым: в Октябрьской революции «столкнулись два совершенно различных, даже противоположных решения: революция для России или Россия для революции. В первом решении революция предстаёт как освобождение от политических и экономических пут, складывавшихся веками сил народа, во втором же, напротив, всё накопленное веками отрицается и народ используется как своего рода вязанка хвороста, бросаемая в костёр революции» («Литературная газета», 15 марта 1989 г.).

Дополним это разоблачение тем, что реально писали и думали Ленин и Троцкий о перспективе русской и мировой революции. А думали они вот что

Ленин:

// победа русской революции даст могущественный толчок социалистической революции на Западе, а эта последняя не только оградит Россию от опасностей реставрации, но и позволит русскому пролетариату в сравнительно короткий исторический срок прийти к завоеванию власти.
(upd: это не цитата, а пересказ. За цитатами см. источник)

Троцкий:

"полная победа демократической революции в России мыслима не иначе, как в форме диктатуры пролетариата, опирающегося на крестьянство. Диктатура пролетариата, которая неминуемо поставит в порядок дня не только демократические, но и социалистические задачи, даст, в то же время, могущественный толчок международной социалистической революции.

Только победа пролетариата на Западе оградит Россию от буржуазной реставрации и обеспечит ей возможность довести социалистическое строительство до конца."

(источник)

На дворе у нас что? Буржуазная реставрация.

Здесь надо еще дополнить, хотя бы в самом черновом варианте, что как раз Троцкий, после того как надежды на немедленную мировую революцию провалились, настаивал на форсированной индустриализации. А "теория" Сталина о "социализме в одной стране" первоначально развивалась им и Бухариным в том ключе, что, мол, можно медленно ползти не особенно обращая внимания на Запад. (знаменитая шутка Троцкого "Можно в январе месяце нагишом пройти по Москве?", см. ниже под катом)

см. http://tov-trotsky.livejournal.com/103125.html
http://tov-trotsky.livejournal.com/tag/индустриализация

Впрочем, "теории" Сталина менялись со временем. В 1928 году он стал воплощать программу левой ("троцкистской") оппозиции по форсированной индустриализации. А в 1945, после того как предрекаемое Троцким неизбежное военной противостояние Западом все таки состоялось, построил "социалистический лагерь" и тем самым воплощал в дело планы мировой революции.


"Слышите: "можем ли мы построить социализм в нашей стране, если мы "отвлекаемся" от международных дел", - заявил по этому поводу Троцкий. - Если "отвлекаемся", то можно. Но отвлекаться-то нельзя! В этом вся штука. (Смех). Можно в январе месяце нагишом пройти по Москве, если "отвлечься" от погоды и от милиции (Смех). Но я боюсь, что ни погода, ни милиция не отвлекутся от вас, если вы этот опыт проделаете. (Смех)"[9].
[identity profile] pravda1917.livejournal.com
1. Эрнст Мандель "Троцкий как альтернатива" (на гугл-букс в отрывках)
Своеобразная книга, можно ее назвать "биографией теорий Троцкого". Мандель писал книги  на французском, английском, немецком, датском, испанском языках (в оригинале!) Это английский перевод книги, написанной в оригинале на немецком. Прочие произведения Манделя доступны здесь, но этой книги 1992 года там видимо нет.
Содержание:

Место Троцкого в 20-м веке
Интернационализм
Борьба против сталинистской бюрократии
Альтернативная экономическая стратегия
Классовая самоорганизация и авангардная партия
Освободительной движение в третьем мире
Борьба с фашизмом
Троцкий как военачальник
Национальный вопрос
Еврейский вопрос
Троцкий как литературный критик
Троцкий как человек

Кстати, "Троцкий - основатель советского литературоведения". Такое утверждение дано тут.

2. Л.Троцкий "Ленин и старая "Искра"
// Несомненно, что для будущего большого биографа Ленина период старой "Искры" представит исключительный психологический интерес... Настоящие воспоминания имеют своей целью дать будущему биографу некоторый материал, относящийся к этому чрезвычайно знаменательному и значительному периоду в духовном развитии Владимира Ильича // написано как материал о Ленине, но также является и материалом к биографии самого Троцкого.

Там есть интересное признание самого Троцкого о своей памяти (был тут уже разговор о том, что она у него была хуже ленинской (да и сталинской) // Так как речь идет о материалах для биографии Ленина, следовательно, о деле исключительной важности, то, может быть, мне позволено будет сказать несколько слов о некоторых свойствах моей памяти. Я очень плохо запоминал расположение городов и даже квартир. В Лондоне, например, я не раз плутал на небольшом сравнительно расстоянии между квартирой Ленина и своей собственной. Долгое время я очень плохо запоминал человеческие лица, но в этом смысле я сделал весьма значительные успехи. Зато я очень хорошо запоминал и запоминаю идеи, их сочетание и беседы на идейные темы. Что эта оценка не субъективна, я имел возможность убедиться путем проверки много раз: другие лица, присутствовавшие при той же беседе, что и я, передавали ее нередко менее точно, чем я, и принимали мои поправки. //

3. Зив Григорий - Троцкий. Характеристика
Зив был участником кружка Троцкого в Николаеве, и в дальнейшем поддерживал контакт с ним до 1917 года. Октябрьской революции не принял, большевиков ругательски ругал, эмигрировал в США, и в 1921 году написал эту, обьективно-ругательную, но тем не менее содержательную книжицу.

4. Юлия Аксельрод Мой дед Лев Троцкий и его семья. Личный взгляд
Внучка Л.Д. Троцкого, бабушка уже, в 2013 году издала письма своего отца к своей матери и переписку семьи Троцких в виде книги, как историю семьи.
[identity profile] maysuryan.livejournal.com

Сейчас "общественное мнение" наступившей в 1991-1993 годах эпохи Реставрации изо всех сил подталкивает идейных наследников красных, большевиков, революционеров 1917 года (или тех, кто считает себя таковыми) в той или иной форме осудить расстрел бывшего царя и его семьи. Вон, пишут, что в Орске депутат облдумы от КПРФ Сергей Сибикин заплатил за установку биллбордов с портретами августейшей семьи и слоганом: "Прости нас, Государь!". (Ох, с каким удовольствием настоящие красные 1918 года поставили бы этого монархического перерожденца к стенке!) Но есть и более мягкие формы осуждения. Самая мягкая форма, пожалуй, такая: сказать, что бывшего царя и его семью расстреляли по решению Уралсовета, а столичная Советская власть к этому, мол, непричастна ни сном, ни духом.
Но это же неправда. И дело не только в том, что ВЦИК одобрил решение о расстреле царя. (В 60-е годы в либеральном "Новом мире", помнится, приводились слова одного из участников того голосования, что это решение одобрили безо всякого удовольствия или радости, но принимая, как необходимость, и никаких возражений не было). И не только в том, что председатель Совнаркома Ленин никогда ни единым словом не отмежевался от расстрела Романовых, и более того, говорил: "в Англии и Франции царей казнили ещё несколько сот лет тому назад, это мы только опоздали (!) с нашим царём". А французы и англичане, которые осуждают за это большевиков, просто "забыли, как они казнили своих королей". "Английские буржуа забыли свой 1649, французы свой 1793 год. Террор был справедлив и законен, когда он применялся буржуазией в ее пользу против феодалов. Террор стал чудовищен и преступен, когда его дерзнули применять рабочие и беднейшие крестьяне против буржуазии!".
Read more... )
[identity profile] maysuryan.livejournal.com
Для тех, кто искренне верит, что в СССР изначально, мол, относились к вождям с придыханием и благоговением — рисунок советского художника Константина Елисеева (1890—1968) из журнала "Красный перец" за 1923 год.

Он был помещён со следующей короткой заметкой:
"Ко дням революционных праздников наблюдается громадный спрос на портреты вождей революции. Красный Перец, идя навстречу интересам художников молодых и старых, начинающих и кончающих, не жалея последней страницы, даёт здесь руководство к массовому и недорогому изготовлению подобных портретов.
Для этого берётся за основу лицо, лишённое особых примет, и служит шаблоном (№ 1). В дальнейшем поступают так: портрет т. Ленина получается путем прибавления к шаблону (№ 1) комплекта особых примет под № 3, что и приводит к желанному результату (№ 2). Принадлежности №№ 5, 6 и 7 дают т. Калинина (№ 4). Реквизит № 9 и 10 (кроме очков, которые берутся взаймы у т. Калинина) создаёт т. Радека (№ 8). Т. Троцкий (№ 11) делается гримом № 12. Наконец, приложения № 14, 15, 16 создают Карла Маркса (№ 13). Таким же образом изготовляются любые прочие лица, для чего необходимо бойко подписать под портретом: тов. такой-то. Это увеличивает сходство портрета. Наконец, предлагаемый способ незаменим в том смысле, что даёт возможность комбинировать принадлежности из разных комплектов. В этом случае получаются портреты, которым обеспечен самый широкий сбыт во всех серьёзных изданиях, если под ними четко подписать что-нибудь в роде: неизданный портрет Степана Халтурина (из частной коллекции NN) и т.п. Один из таких "синтетических" портретов показан под № 17.
Благодарности и поздравления соответствующих художников по случаю опубликования вышеизложенного руководства принимаются в редакции "Красного Перца" ежедневно с 3 до 5 ч. дня".

Любопытен и набор вождей, выбранных для шуток: Ленин, Троцкий, Калинин, Радек, Карл Маркс. Генерального секретаря тов. Сталина в этом списке нет (хотя не надо думать, что в "Красном перце" за тот же 1923 год не было шаржей и на него — были, и весьма хлёсткие, например, на одном он изображался в виде натурального козла, с рогами и копытами).
Так относились к собственным вождям и карикатурам на них революционеры. Правильно, относились, в общем. С такого отношения на будущее и стоит брать пример... Лев Давидович, бывший одним из объектов данного шаржа (как и множества других шаржей), имел полное моральное право в 30-е годы обличать "брюхоползание" перед бюрократическими деятелями, которое, увы, стало нормой поведения в сталинском СССР...
[identity profile] pravda1917.livejournal.com
[Увидел две неплохих недавних статьи о Троцком, где авторы (1) относятся к нему положительно, и, что важнее, (2) по крайней мере на 70% правдивых. Под тегом эссе-биография я буду собирать такие "вводные" статьи, обладающие этими двумя свойствами. Лучшие из них потом можно будет отобрать для заглавного поста сообщества, предварив их разоблачением недочищеных мифов. Из старых постов ставлю тег статье Ганина, если кто вспомнит еще что-то , тоже может поставить]

Наголо обритый Троцкий
Пётр Романов

Если составить рейтинг, о ком из политиков в XX веке лгали больше всего, то, уверен, Троцкий вошёл бы в первую пятёрку, а возможно, поднялся бы и выше. О нём лгали Ленин [сомнительно, ругался в дореволюционный период да, а насчет лжи не замечал], Сталин, советские историки, даже сами троцкисты (кто не лжёт о своём кумире?).

Как заметил один из советских исследователей троцкизма: если Ленин был творцом Октябрьской революции, то Троцкий был её демоном. Афоризм хлёсткий, но, по сути, банальный, поскольку буквально отражал официальный советский (а по сути, сталинский) взгляд на троцкизм как на абсолютное зло. Если Владимир Ильич был в советской историографии началом светлым, то Лев Давидович — тёмным. Если ленинизм созидал советское государство, то троцкизм его разрушал.

Всё это, разумеется, полная ерунда. Именно Троцкий оказался ближайшим помощником Ленина в период подготовки Октябрьского переворота, а затем стал самой яркой фигурой в большевистском правительстве. Именно он создал ту Красную армию, что сумела победить на фронтах Гражданской войны и белых, и зелёных. Наконец, у нас забывают о том, что Красная армия сыграла важную роль не только как защитник отечества или как важнейший инструмент советской политики за пределами СССР. Армия, созданная Троцким, стала едва ли не главной кузницей советских кадров. Именно в армии крестьянская масса России подвергалась первой, пусть и примитивной, но эффективной социалистической обработке. Крестьянина обучали не только военной и идеологической, но и общей грамоте, подкармливали, лечили. Армия дала путёвку в жизнь не только крупным советским полководцам, но и многим выдающимся учёным, «красным директорам», артистам, литераторам.

Ну а то, что Красную армию создал Лейба Давидович Бронштейн, еврей из деревни Яновка Херсонской губернии, свидетельствует, что Господь не лишён чувства юмора. (Кстати, псевдоним «Троцкий» Бронштейн взял в юности сразу же после первого своего ареста в марте 1898 года — это была фамилия одного из тюремных надзирателей.)

Что же до демонического начала, то это уже не политика, а литература. «Демонизм» Троцкого во многом объяснялся его артистической позой, ораторским пылом, неординарной внешностью: лохматой головой и мефистофельской бородкой. Постригите мысленно Троцкого наголо, и как минимум половина «дьявольщины» из его образа уйдёт.

Ничего демонического нет и в его идеологическом наследстве. Троцкий действительно привлекателен как едкий и остроумный публицист, как очевидец интереснейших событий, но это фигура из давно ушедшего прошлого. Те немногочисленные левые, что именуют себя в сегодняшней России троцкистами, ко Льву Давидовичу имеют примерно то же отношение, что звездочёты к давно упавшим звёздам. Считать уже нечего, но колпак звездочёта притягивает и сам по себе.

Однако читать Троцкого рекомендую всем, кто хочет действительно понять советский период нашей истории. Троцкий — очень информированный свидетель. Не говоря уже о том, что без его показаний вы никогда не сможете по-настоящему понять, как на самом деле делалась Октябрьская революция.

Read more... )
[identity profile] pravda1917.livejournal.com
Какова была, по сравнению с Троцким, роль Сталина в создании и командовании Красной Армией?

В попытке дать на этот вопрос количественный ответ был обсчитан пятитомник Деникина "Очерки русской смуты", по количеству упоминаний в ней Троцкого и Сталина. Априорный смысл был в том, что у Деникина в 1926 (когда была написана книга) не было мотива ни преуменьшать ни преувеличивать роль Сталина по сравнению с Троцким. Заодно я включил С.Каменева (в попытке "украсть" заслуги у Троцкого, авторы типа Мухина начинают приписывать эту роль ему) Также включен Ленин, для формального сравнения Троцкого-политика и Троцкого-полководца.

Результат обсчета и анализа оказался не столь интересным как в предыдущем обсчете (критерием тут служит вообще довольно редкое упоминание красных военначальников) но тем не менее я его привожу, не выкидывать же.

Итак, количество упоминаний, во всех пяти томах (четвертый взят только в отрывках, ибо так в интернете)

Троцкий упомянут 54 раза
Ленин упомянут 51 раз
С.Каменев упомянут 2 раза
Сталин упомянут 1 раз


Количество упоминаний Троцкого и Ленина по томам и описываемый период, в таблице
февраль - сентябрь 1917 15 38
август 1917 - апрель 1918 15 12
[май - сентябрь 1918] 1 0
октябрь 1918 - январь 1919 4 0
январь 1919 - март 1920 19 1

Итак, Ленин упоминается только в дооктябрьский период (первый том) когда никакой РККА еще не было, и во втором томе (заканчивающимся в апреле 1918). Троцкий упоминается все время.

Троцкий упомянут как "троцкий" 20 раз (из них 7 вынуждено, как автор в списке литературы), как "бронштейн-троцкий" 17 раз, как "бронштейн" 17 раз. Характерно увеличение доли "бронштейна" с течением времени, соотношение "троцкий(кроме списка литературы) : бронштейн-троцкий : бронштейн" по томам таково: 2:9:2, 6:5:1, 1:0:0, 0:0:4, 4:3:10. При этом Ленин назван Ульяновым(Лениным) ровно 1 раз.


Цитаты, где говорится об участии Троцкого в командовании Красной Армии:

"Во главе всех советских войск стал Реввоенсовет во главе с Троцким

усильте работу по борьбе с коммунистами, нападая на их тыл, разрушая транспорт и всемерно содействуя нам в окончательном разгроме войск Троцкого

Для Красной армии приказ Бронштейна звучал уже иначе

16 июля Бронштейн писал в приказе

Интересно, что такая же борьба за единство командования, вызванная мотивами другого рода — боязнь бонапартизма, велась и в Советской России между Бронштейном, проникшимся идеями «военспецов», с одной стороны, и большинством Коммунистической партии — с другой

И не без основания Бронштейн-Троцкий еще в сентябре 1919 года избрал путь, параллельный с кубанскими правителями. Он считал невыгодным «трогать Кубань», наступая от Царицына на Тихорецкую. Бронштейн предпочитал харьковское направление, чтобы «отрезать деникинские войска от Кубани, что дало бы временную опору кубанским самостийникам и временное замирение в Кубани в ожидании развязки нашей борьбы с деникинцами на Донце и на Украине».

План этого наступления, по словам Бронштейна, заключался в том, «чтобы нанести контрудар противнику в двух важнейших направлениях: 1) с фронта Балашов — Камышин на нижний Дон и 2) с Курско-Воронежского участка на Харьков. Первое направление было признано решающим»

От Харькова и Воронежа шли советские войска, и Бронштейном (Троцким) принимались все меры, чтобы "в кратчайший срок стереть с лица земли контрреволюционный мятеж казачьих генералов и кадетской буржуазии

Мы смущены тем, что наши разногласия погубят идею великой России и осуществятся мечты Троцкого о единой, великой и неделимой совдепии. Вот та угроза, которая повисла в этот исторический час над нами. И во имя интересов единой свободной России договоримся, господа, о том, как, куда и какими путями мы дальше пойдем."

Единственное упоминание Сталина: "в начале октября царицынская «тройка» (Сталин-Минин-Ворошилов) посылала в центр отчаянные телеграммы, считая положение города безнадежным"
[identity profile] yadocent.livejournal.com
Оригинал взят у [livejournal.com profile] lqp в Небольшевизм Троцкого
Многие товарищи, некритично следуя преувеличениям сталинистской пропаганды 1920х годов и еще более позднему словоупотреблению, воспринимают слова про "небольшевизм Троцкого" из ленинского "Письма к Сьезду" ("Напомню лишь, что октябрьский эпизод Зиновьева и Каменева, конечно, не являлся случайностью, но что он также мало может быть ставим им в вину лично, как небольшевизм Троцкому.") как некую характеристику политической линии Троцкого. С далеко идущими выводами, противопоставлением троцкизма всей линиии РКП(б) итп.

Между тем для такого истолкования нет ровным счетом никаких оснований. Если мы присмотримся к самому же ближайшему контексту, то увидим, что "небольшевизм Троцкого" сопоставляется и противопоставляется "октябрьскому эпизоду Зиновьева и Каменева". То есть не каким-то длящимся и актуальным грехам последних, а эпизоду из их биографий, случившимся в давно прошедшем времени. Равным образом и "небольшевизм Троцкого" - это не указания на какие-то актуальные, на момент написания текста существующие разногласия (уж насколько мы знаем Ленина, имея таковые разногласия с кем либо, он никогда не ограничивался невнятной и двусмысленной фразой) а ровна такая же отсылка к давно прошедшему моменту из биографии Троцкого. А именно, что после революции 1905 года Троцкий не принадлежал к большевистской фракции в РСДРП (Точности ради - в 1903-4 году Троцкий короткое время к большевикам таки принадлежал, но это был настолько мимолетный эпизод, что имеет сугубо академический интерес).

Хотя большевистская фракция в РСДРП и считается официально прародителям РКП(б), непринадлежность к ней в дореволюционные времена не была для раннесоветского коммуниста чем-то из ряда вон выходящим или порочащим. Дзержинский, Луначарский, Коллонтай никогда не были большевиками (членами большевистской фракции РСДРП), тем не менее и состоятельность как коммунистов - несомненна.
[identity profile] pravda1917.livejournal.com
по наводке (источник)

К ОФИЦЕРАМ АРМИИ БАРОНА ВРАНГЕЛЯ

(Воззвание)
Офицеры армии барона Врангеля!

Время, опыт должны были обнаружить перед большинством из вас ту преступную и постыдную роль, какую вам навязали ваши вожди, в то время как трудовая Россия истекает кровью в борьбе с польской шляхтой, которую поддерживают хищники всех стран.

Вы, русские офицеры, выполняете роль вспомогательного отряда на службе польских панов.

Кто вас ведет? Черносотенный немецко-русский барон, который пытался стакнуться с кайзером Вильгельмом против Антанты; который вел интриги против Деникина, обвиняя его в демократизме; который сейчас выставляет свою кандидатуру на роль хозяина-монарха России.

Сознавая, однако, свое бессилие, барон Врангель готов отдать своим покровителям и господам три четверти России на растерзание, чтобы остальную четверть поработить самому. Английские газеты разоблачили соглашение Врангеля с французским правительством; по сообщению "Дейли Телеграф" от 19 августа, он передал французскому синдикату монополию вывоза из южных гаваней. "Дейли Геральд" от 30 августа сообщает, что Врангель передал французской буржуазии эксплуатацию всех железных дорог Европейской России, таможенные пошлины, хлеб по норме довоенного экспорта, уголь, три четверти добычи нефти и пр.

Врангель живет и действует милостью англо-французских капиталистов, которые для экономического закабаления русского народа готовы пользоваться и чехо-словацким корпусом, и дивизиями из чернокожих, и армией Врангеля.

Каковы бы ни были ваши первоначальные намерения, вы являетесь сейчас не чем иным, как наемным войском на службе биржевого капитала и вспомогательным отрядом кровожадной и хищной польской шляхты, ненавидящей трудовой русский народ.

Попытки Врангеля перекинуться на Кавказ разбиты, десанты его сокрушены: неделей раньше или неделей позже ваша армия будет разбита. В этом вы сами не можете более сомневаться, но этот результат будет достигнут ценой новых потоков крови и дальнейшего истощения нашей страны.

Не довольно ли уроков прошлого?

Не слишком ли ясно теперь для всех, что затягивание борьбы в Крыму, бесцельное само по себе, способно только усилить польских панов и помочь им держать в кабале Восточную Галицию.

Рабоче-крестьянская Россия нуждается в труде, в хозяйственном и культурном возрождении. Оно может быть достигнуто лишь путем прекращения бессмысленной и бесполезной гражданской войны.

Во имя единодушного труда всех и всего, что есть честного в русском народе, руководимые заботой о возрождении трудовой России, мы призываем вас:

Откажитесь от постыдной роли на службе польских панов и французских ростовщиков, сложите оружие, бесчестно направленное против собственного народа. Честно и добровольно перешедшие на сторону Советской власти - не понесут кары. Полную амнистию мы гарантируем всем, переходящим на сторону Советской власти.

Офицеры армии Врангеля! Рабоче-крестьянская власть последний раз протягивает вам руку примирения.

"Правда" N 202, 12 сентября 1920 г.

Воззвание подписали:

Председатель Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета М. Калинин.
Председатель Совета Народных Комиссаров В. Ульянов (Ленин).
Народный комиссар по военным и морским делам Л. Троцкий.
Главнокомандующий всеми вооруженными силами Республики С. Каменев.
Председатель Особого Совещания при главнокомандующем всеми вооруженными силами Республики А. Брусилов.
[identity profile] maysuryan.livejournal.com
21 января. Этот день в Советском Союзе отмечался как день памяти В. И. Ленина (а в первое время после революции — ещё и как день памяти жертв 9 (22) января 1905 года). Сегодня кому-то может показаться странным, но, несмотря на всё уважение, которым все годы советской власти окружали имя Владимира Ильича, многие его известные фотографии публиковались в урезанном, отретушированном виде. Например, вот эта, запечатлевшая участников "Союза борьбы за освобождение рабочего класса":
01malchenko
С неё после своего ареста в 1929 году исчез Александр Малченко, бывший соратник Владимира Ильича, разочаровавшийся в революционном движении и обвинённый в шпионаже:
02malchenko
Любопытно, что Юлий Мартов, будущий лидер меньшевиков (на снимке сидит справа от Ленина), то есть открытый противник Октября, на фото все годы советской власти оставался. Это был очень известный снимок, революционеры сфотографировались уже после разоблачения их подпольной организации, в ожидании ссылки, и эта фотография была "настольным украшением" для многих марксистов в царской России. Что не помешало её отретушировать...
Read more... )
[identity profile] pravda1917.livejournal.com
Оригинал взят у [livejournal.com profile] kommari в "НЕ СТАНУТ ЛИ КАРИКАТУРИСТЫ БЕЗРАБОТНЫМИ?" К 50-летию Октябрьского пленума ЦК КПСС (4)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] maysuryan в "НЕ СТАНУТ ЛИ КАРИКАТУРИСТЫ БЕЗРАБОТНЫМИ?" К 50-летию Октябрьского пленума ЦК КПСС (4)
История СССР, как в капле воды, отразилась и в истории советской карикатуры. По мере того, как всё дальше в глубь времён уходила революция 1917 года, всё меньше раздолья становилось сатирической карикатуре.
Может показаться, что после революции карикатура весело высмеивала только разных "буржуев", но никак не затрагивала собственных вождей. Однако это не так.
Советская печать начала 20-х годов пестрит карикатурами на вождей революции. Особенно часто вождей рисовали в виде святых, богов и православных священников. Видимо, само уподобление главных безбожников планеты святым в те годы бесконечно веселило, как вершина абсурда. Например, одна из карикатур изображала Владимира Ильича в образе супруга Девы Марии — праведного Иосифа, с нимбом вокруг головы (а роль Богородицы играл Лев Троцкий)... А вот известный рисунок — Троцкий в образе Георгия-Победоносца:
georgy
Read more... )


[identity profile] pravda1917.livejournal.com
Оригинал взят у [livejournal.com profile] aleks1958 в Статья

Л. Троцкий.
Национальное в Ленине

Интернационализм Ленина не нуждается в рекомендации. Он лучше всего характеризуется непримиримым разрывом -- в первые дни мировой войны -- с той подделкой под интернационализм, которая господствовала во II Интернационале. Официальные вожди "социализма" примиряли с парламентской трибуны интересы отечества к интересам человечества отвлеченными доводами в духе старых космополитов. На практике это вело, как мы знаем, к поддержке грабительского отечества силами пролетариата.

Интернационализм Ленина -- никак не формула словесного примирения национального с интернациональным, а формула международного революционного действия. Мировая территория, захваченная так называемым цивилизованным человечеством, рассматривается как единое поле гигантской борьбы, составными элементами которой являются отдельные народы и их классы. Ни один крупный вопрос не замыкается в национальные рамки. Видимые и невидимые нити соединяют его действенной связью с десятками явлений во всех концах мира. В оценке международных факторов и сил Ленин свободнее, чем кто-либо, от национальных пристрастий.

Маркс считал, что философы достаточно истолковывали мир, и видел задачу в том, чтобы переделать его. Но сам он до того не дожил -- гениальный предтеча. Переделка старого мира ныне в полном ходу, и первым ее работником является Ленин. Его интернационализм есть практическая оценка и практическое вмешательство в ход исторических событий в мировом масштабе и в мировых целях. Россия и ее судьба -- только один из элементов этой грандиозной исторической тяжбы, от исхода которой зависит судьба человечества.

Интернационализм Ленина не нуждается в рекомендации. Но в то же время сам Ленин глубоко национален. Он корнями уходит в новую русскую историю, собирает ее в себе, дает ей высшее выражение и именно таким путем достигает вершин интернационального действия и мирового влияния.

На первый взгляд характеристика фигуры Ленина, как "национальной", может показаться неожиданностью, но, в сущности, это разумеется само собой. Для того чтобы руководить таким небывалым в истории народов переворотом, какой переживает Россия, нужна, очевидно, неразрывная, органическая связь с основными силами народной жизни -- связь, идущая от глубочайших корней.

Ленин олицетворяет собой русский пролетариат -- молодой класс, которому политически, пожалуй, не больше лет, чем Ленину, от роду, но класс глубоко национальный, ибо в нем резюмируется все предшествующее развитие России, в нем все ее будущее, с ним живет и падает русская нация. Свобода от рутины и шаблона, от фальши и условности, решимость мысли, отвага в действии -- отвага, никогда не переходящая в безрассудство, характеризуют русский пролетариат и с ним вместе Ленина.

Природа русского пролетариата, которая делает его ныне важнейшей силой международной революции, подготовлена всем ходом национальной русской истории: варварской жестокостью самодержавного государства, ничтожеством привилегированных классов, лихорадочным развитием капитализма на дрожжах мировой биржи, выморочным характером русской буржуазии, упадочностью ее идеологии, дрянностью ее политики. Наше "третье сословие" не имело и не могло иметь ни своей реформации, ни своей великой революции. Тем более всеобъемлющий характер приобрели революционные задачи русского пролетариата. Наша история не дала в прошлом ни Лютера, ни Фомы Мюнстера, ни Мирабо, ни Дантона, ни Робеспьера. Именно поэтому русский пролетариат имеет своего Ленина. Что потеряно в традиции, то выиграно в размахе революции.

Ленин отражает собой рабочий класс не только в его пролетарском настоящем, но и в его столь еще свежем крестьянском прошлом. У этого самого бесспорного из вождей пролетариата не только мужицкая внешность, но и крепкая мужицкая подоплека.

Перед Смольным стоит памятник другому большому человеку мирового пролетариата: Маркс на камне, в черному сюртуке. Конечно, это мелочь, но Ленина даже мысленно никак не оденешь в черный сюртук. На некоторых портретах Маркс изображен с широко открытой крахмальной манишкой, на которой болтается что-то вроде монокля. Что Маркс не был склонен к кокетливости, это слишком ясно для тех, кто имеет понятие о духе Маркса. Но Маркс родился и вырос на иной национально-культурной почве, дышал иной атмосферой, как и верхи немецкого рабочего класса своими корнями уходят не в мужицкую деревню, а в цеховое ремесло и в сложную городскую культуру средних веков.

Самый стиль Маркса -- богатый и прекрасный, сочетание силы и гибкости, гнева и иронии, суровости и изысканности -- несет в себе литературные и эстетические накопления всей предшествующей социально-политической немецкой литературы, начиная с Реформации и ранее. Литературный и ораторский стиль Ленина страшно прост, утилитарен, аскетичен, как и весь его уклад. Но в этом могучем аскетизме нет и тени моралистики. Это не принцип, не надуманная система и уж конечно не рисовка -- это просто внешнее выражение внутреннего сосредоточения сил для действия. Это хозяйская мужицкая деловитость -- только в грандиозном масштабе.

Read more... )
[identity profile] pravda1917.livejournal.com
27 мая 1919 года Климент Ворошилов (в то время нарком внутренних дел УССР) и Валерий Межлаук (министр финансов Донецко-Криворожской республики, будущий нарком тяжёлой промышленности СССР и нарком машиностроения СССР) направили телеграмму Ленину в Москву, в которой сообщали о ситуации в Донбассе:

«Сложившаяся ситуация Донбассфронта требует немедленного введения надёжной кавалерийской части... Противник действует бронепоездами-танками… Необходима немедленная присылка полка особназначения и бронепоезда имени Ворошилова. Просим принять все меры к скорейшей присылке, так как положение фронта отчаянное. Славянск эвакуируется».
(Полностью по ссылке)

В.И. Ленин санкций не испугался и прислал конницу Будённого. В скором времени Троцкий уже произносил известную речь: "Советские войска освободили Харьков и Киев. И что же? Народ украинский - хочет ли он жить особой жизнью от остальной Советской России?! Нет, он хочет дружного братского союза"

Предатель Путин прислал Курги-ню, немедленно закатившего истерику о том, почему это Министр Обороны ДНР, мешающий московским предателям спокойно воровать и торговать газом с Европой, набивая свои "счета", не пал смертью храбрых.

[identity profile] yadocent.livejournal.com

21-IV (4 мая) [1918 г.] Москва.

После бессонной ночи спал прочно, хотя было под тонким одеялом холодно. В 10 часов двинулся на Александровский вокзал. Москва пыльна и грязна до неузнаваемости; люди мрачны и бледны; подозрительно косятся друг на друга... мимо на хамовозах (или «блядовозах», по выражению Болховитинова) летают солдатские шинели... Прибыл на вокзал, легко нашел поезд и просил разбудить Сулеймана (сначала нашел молодых Тавишерну, Александрова... Ковалевского); вышел Сулейман, небритый и грузный. Первые показывают мне успехи немцев: занято Чертково, возле Валуек кольцом идут наши позиции. Красная Гвардия ведет себя презренно: малый нажим и все отлетает на десятки верст, германец рвет их как паутину…

Иду к Сулейману. Он объясняет мне деловую сторону, заставляет написать рапорт (25 р. — со дня выезда), а затем говорит... он понял, нравственно раскаялся и превозносит ум и особенно волевую сторону Ленина и Троцкого. «Первый — сама простота, ходит в старомодном костюме, носит с собою хлеб с маслом в бумажке, — словом, очевидный бессребреник... и легенда о подкупе — явная выдумка. Сильный диалектик, он никогда не станет в тупик... он столп, на котором все держится. Троцкий — воля; он ходит лучше одетый... его иногда сбивают. Остальные — мелкота, хотя идейные между ними есть». Сулейман делит [их] на 3 категории: государственные люди (Ленин, Троцкий +1-2 еще), фанатики и мерзавцы... последних, живущих минутой, масса... Конечно, призыв генералов — вопрос [спасения] шкуры, но чувствуют себя они очень прочно...

[identity profile] knyazev-v.livejournal.com
Оригинал взят у [livejournal.com profile] alexandr_rogers в Октябрьский переворот

Статье несколько лет. Она наглядно показывает, почему майдан - не революция

Вокруг октябрьской революции 1917 года крутится множество мифов и домыслов. Между тем, есть беспристрастные свидетельства, позволяющие понять, что же происходило на самом деле. Курцио Малапарте, итальянский исследователь, общавшийся с десятками очевидцев, смог восстановить картину восстания. Не будучи симпатиком коммунизма, обладая беспристрастностью учёного, он изложил своё видение процессов в книге «Техника государственного переворота».

Мы используем актуальные отрывки из неё, которые могут подойти и к событиям сегодняшнего/завтрашнего дня, как обычно, сопровождая нашими комментариями.

Сама по себе ситуация не может обеспечить захват власти. В Италии в 1919 и 1920 годах ленинскую стратегию захвата власти применили во всей ее полноте: в то время Италия больше всех других европейских стран созрела для коммунистической революции. Все было готово для государственного переворота. Но итальянские коммунисты думали, что революционная ситуация в стране, возмущение и брожение в пролетарских массах, эпидемия всеобщих забастовок, паралич экономической и политической жизни, захват рабочими фабрик, а крестьянами – помещичьих земель, развал армии, полиции и государственного аппарата, коррупция чиновничества, пассивность буржуазии, бессилие правительства, – условия, более чем достаточные для того, чтобы власть могла перейти к представителям трудящихся. Парламент был под контролем левых: парламентская борьба сопровождалась революционной борьбой профсоюзов.

Стремление захватить власть было велико, но недоставало знания революционной тактики. Революция истощала сама себя в стратегии. Это была подготовка к решающему штурму: но как провести этот штурм, никто не знал. Левое большинство в парламенте было обеспокоено действиями профсоюзов, которые могли привести к захвату власти помимо парламента и даже против воли парламента. Профсоюзные организации с недоверием относились к парламентской борьбе, имевшей целью свести пролетарскую революцию к простой смене министерств, выгодной для мелкой буржуазии.

Комментарий: Макиавелли пишет, что мало быть в нужном месте в нужное время, нужно ещё быть готовым воспользоваться сложившимися обстоятельствами. В начале двадцатого века условия для социалистических революций были во многих странах. Но в тех странах, где оппозиция была разрознена и нерешительна (Польша, Франция, Великобритания), она не смогла воспользоваться благоприятными обстоятельствами.

В канун октябрьского восстания Ленин полон оптимизма и нетерпения. После избрания Троцкого на пост председателя петроградского совета и военно‑революционного комитета, а также завоевания большинства в московском совете унялась, наконец, тревога, мучившая Ленина еще с июльских событий из‑за того, что его партия никак не могла добиться большинства в Советах. И все же его немного тревожил второй съезд Советов, назначенный на октябрь. «Нам необязательно быть в большинстве на съезде, – говорит Троцкий, – ведь не это большинство будет захватывать власть». По сути, Троцкий прав. «Да, – соглашается Ленин, – было бы наивно рассчитывать на формальное большинство». Ленину хотелось бы поднять против правительства Керенского массы, затопить Россию волной пролетарского гнева, дать сигнал к восстанию всему русскому народу, самому явиться на съезд Советов, принудить к повиновению меньшевиков Дана и Скобелева, лидеров большинства в Советах, сообщить о падении правительства Керенского и об установлении пролетарской диктатуры. Для него существует лишь революционная стратегия, а тактика восстания ему недоступна.
– Прекрасно, — говорит Троцкий, – но первым делом надо захватить город, занять стратегические пункты, свергнуть правительство. Для этого нужно организовать восстание, сформировать и подготовить ударные части. Они не должны быть многочисленными: массовость нам ни к чему, достаточно и небольшого отряда.
Но Ленин не желает, чтобы большевистское восстание упрекали в бланкизме:
– Нет, – говорит он, – восстание должно опираться не на заговор, не на партию, а на передовой класс. Это во‑первых. Восстание должно опираться на революционный подъем народа. Это во‑вторых. Восстание должно опираться на такой переломный пункт в истории нарастающей революции, когда активность передовых рядов народа наибольшая. Это в‑третьих. Вот этими тремя условиями постановки вопроса о восстании и отличается марксизм от бланкизма.
– Прекрасно, – говорит Троцкий, – но весь народ – это чересчур много для восстания. Нужен небольшой отряд хладнокровных, решительных бойцов, овладевших революционной тактикой. – Быть может, Троцкий прав.
– Мы должны всю нашу фракцию, – говорит Ленин, – двинуть на заводы и в казармы: там ее место, там нерв жизни, там источник спасения революции. Там должны мы в горячих, страстных речах разъяснять нашу программу и ставить вопрос так: либо полное принятие нашей программы, либо восстание.
– Прекрасно, – говорит Троцкий, – но даже если массы примут нашу программу, все равно надо будет организовывать восстание. На заводах, на фабриках, в казармах надо будет набрать надежных, смелых людей. Тут требуется не масса рабочих, дезертиров и беженцев, а ударный отряд.
– А чтобы отнестись к восстанию по‑марксистски, то есть как к искусству, – продолжает Ленин, – мы в то же время, не теряя ни минуты, должны организовать штаб повстанческих отрядов, распределить силы, двинуть верные полки на самые важные пункты, окружить Александринку, занять Петропавловку, арестовать генеральный штаб и правительство, послать к юнкерам и к дикой дивизии такие отряды, которые способны погибнуть, но не дать неприятелю двинуться к центрам города. Мы должны мобилизовать вооруженных рабочих, призвать их к отчаянному последнему бою, занять сразу телеграф и телефон, поместить наш штаб восстания у центральной телефонной станции, связать с ним по телефону все заводы, все полки, все пункты вооруженной борьбы.
– Прекрасно, – говорит Троцкий, – но…
– Это все примерно, конечно, – продолжает Ленин, – лишь для иллюстрации того, что нельзя в переживаемый момент остаться верным марксизму, остаться верным революции, не относясь к восстанию, как к искусству. Вам известны основные правила этого искусства, сформулированные Марксом. В применении к России и к октябрю 1917 года эти правила означают следующее: одновременное, возможно более внезапное и быстрое наступление на Питер, непременно и извне, и изнутри, и из рабочих кварталов, и из Финляндиии, и из Ревеля, из Кронштадта, наступление всего флота, скопление гигантского перевеса сил над 20 тысячами юнкеров и казаков, которыми располагает правительство. Комбинировать наши три главные силы – флот, рабочих и войсковые части так, чтобы непременно были заняты и любой ценой удержаны телефон, телеграф, железнодорожные станции, мосты. Выделить самые решительные элементы (наших «ударников» и рабочую молодежь, а равно лучших матросов) в небольшие отряды для занятия ими всех важнейших пунктов и для участия их везде, во всех важных операциях. Составить отряды наилучших рабочих с ружьями и бомбами для наступления и окружения «центров» врага (юнкерские школы, телеграф и телефон). Успех и русской и всемирной революции зависит от двух‑трех дней борьбы.
– Все это совершенно правильно, но чересчур сложно, – говорит Троцкий. – План слишком обширен, стратегия охватывает слишком большое пространство и слишком много людей. Чтобы добиться успеха, не нужно ни опасаться неблагоприятных обстоятельств, ни полагаться на обстоятельства благоприятные. Нужно соблюдать тактику, действовать на ограниченном пространстве небольшим числом людей, сосредоточить усилия на главных направлениях, ударить точно и сильно, не поднимая шума. Восстание – это бесшумная машина. Ваша стратегия нуждается во множестве благоприятных обстоятельств: а восстание не нуждается ни в чем: оно самодостаточно.
– Ваша тактика очень проста, – отвечает Ленин, – у нее лишь одно правило: победить. Не вы ли предпочитаете Наполеона Керенскому?
(Автор почти дословно цитирует отрывки из письма Ленина от 13 – 14 сентября 1917 г., озаглавленного «Марксизм и восстание», и статьи «Советы постороннего», написанной 8 октября 1917 г).
Комментарий: Здесь происходит спор стратега и тактика. Стратег Ленин хочет получить поддержку всего народа, и опираясь на неё, взять власть в зените славы и высшей точке легитимизации процесса. Тактик Троцкий понимает, что такой вариант зависит от слишком большого числа случайностей (а также вызовет большое кровопролитие), поэтому предпочитает вариант военного переворота. Несмотря на свои желания, Ленин принимает вариант Троцкого, как более практичный.

Ленину поневоле приходилось наблюдать за событиями издалека, и он не мог детально рассмотреть ситуацию: но основные черты революции он видел гораздо яснее, чем некоторые члены центрального комитета партии, выступавшие против немедленного вооруженного восстания. Упустить момент было бы преступлением, писал Ленин партийным комитетам Петрограда и Москвы. И хотя на заседании 10 октября, при участии вернувшегося из Финляндии Ленина, центральный комитет подавляющим большинством (против были только двое: Каменев и Зиновьев) принял резолюцию о восстании, кое‑кто в центральном комитете все еще был не согласен с этим. Каменев и Зиновьев были единственными, кто открыто высказался против немедленного вооруженного восстания, но их мнение втайне разделяли многие. Враждебность тех, кто в душе не одобрял решение Ленина, обращалась в основном против Троцкого, новичка в большевистской партии, чья горделивая отвага уже вызывала ревнивое беспокойство у старой ленинской гвардии.

Ленин в те дни скрывался в одном из петроградских предместий и, не теряя из виду общую политическую ситуацию, внимательно следил за интригами противников Троцкого. В тот момент любые колебания могли оказаться роковыми для революции. В письме центральному комитету от 17 октября Ленин самым решительным образом отвергал нападки Каменева и Зиновьева, главной целью которых было выявить ошибки Троцкого. «Без участия масс, – утверждали они, – без всеобщей забастовки это будет не восстание, а попытка мятежа, обреченная на провал. Тактика Троцкого – это бланкизм. Марксистская партия не может низвести восстание до уровня военного заговора».

В письме от 17 октября Ленин защищает Троцкого и его тактику от обвинений в бланкизме. Военный заговор – это чистый бланкизм, если только он не организован партией определенного класса, если его организаторы не учитывают особенности положения в политике вообще, и в международной политике в частности. Существует огромная разница между искусством вооруженного восстания и военным переворотом, достойным порицания со всех точек зрения. Но на это Каменев и Зиновьев сразу же могли бы возразить: разве Троцкий не утверждал всегда, что восстание не должно учитывать политическую и экономическую ситуацию в стране? Разве не заявлял, что всеобщая забастовка – один из основных элементов техники коммунистического переворота? Как можно рассчитывать на поддержку профсоюзов, на объявление всеобщей забастовки, если профсоюзы будут заодно не с нами, а с нашими противниками? Они обернут всеобщую забастовку против нас. У нас даже нет твердой договоренности с железнодорожниками. Из сорока членов исполнительного комитета профсоюза железнодорожников только двое – большевики. Можно ли победить без поддержки профсоюзов, без помощи всеобщей забастовки?

Это очень веское замечание, и Ленин не может противопоставить ему ничего, кроме своего незыблемого решения. Но Троцкий улыбается, он спокоен: «Восстание – это не искусство, – говорит он, – восстание – это машина. Чтобы завести ее, нужны специалисты‑техники: и ничто не сможет ее остановить, даже замечания оппонентов. Остановить ее смогут только техники».

Комментарий: На сегодняшний день народной возмущение также активно канализируется политтехнологами в безопасные русла: в рассуждения о языке и нации, в бесполезные митинги, в говорильню многочисленных «конституционных собраний».
Между тем, для успешности задуманного большевики не стали опираться на переменчивые в своих настроениях «широкие народные массы», а нашли опору в собственном дисциплинированном ядре.

В октябре 1917 года, накануне переворота, реакционная, либеральная, меньшевистская и эсеровская печать без устали твердит русскому обществу о том, что партия большевиков открыто готовит восстание: Ленина и Троцкого обвиняют в намерении свергнуть демократическую республику и установить диктатуру пролетариата. Они не делают секрета из своих преступных планов, пишут буржуазные газеты; подготовка к пролетарской революции ведется на глазах у всех; вожди большевиков, выступая на заводах и в казармах перед рабочими и солдатами, заявляют во всеуслышание, что все готово, что день восстания уже близок. Куда смотрит правительство? Почему Ленин, Троцкий и остальные члены центрального комитета партии до сих пор не арестованы? Какие меры принимаются для защиты России от большевистской опасности?
Неправда, что правительство Керенского не приняло необходимых мер для защиты государства. Надо отдать справедливость Керенскому: он сделал для предотвращения государственного переворота все, что было в его силах; окажись на его месте Пуанкаре, Ллойд Джордж, Макдональд, Джолитти или Штреземан, – они действовали бы точно так же. Оборонительные действия Керенского сводятся к системе полицейских мер, к которой прибегали всегда и продолжают прибегать до сих пор как абсолютистские, так и либеральные правительства. Несправедливо обвинять Керенского в непредусмотрительности и некомпетентности: все дело в том, что для защиты государства от современной повстанческой техники одних полицейских мер уже недостаточно. Ошибка Керенского – это ошибка, которую совершают все правительства, рассматривающие проблему защиты государства как проблему полицейских мер.

Те, кто обвиняет Керенского в непредусмотрительности и некомпетентности, забывают, какое политическое мастерство и какое мужество он проявил в июле 1917 года, когда подавил восстание солдат и дезертиров, и в августе, когда сорвал реакционную авантюру Корнилова. В последнем случае он решился даже обратиться за помощью к большевикам, чтобы не дать корниловским казакам уничтожить демократические завоевания февральской революции. Тогда действия Керенского поразили самого Ленина, сказавшего: «Надо опасаться Керенского, он не дурак». Будем справедливы к Керенскому: в октябре, защищая государство от большевистского восстания, он мог действовать только так, как действовал, и не иначе. Троцкий утверждал, что в деле защиты государства главное – это правильно выбрать систему. Керенский, Ллойд Джордж, Пуанкаре, Носке, – все они в октябре могли бы прибегнуть лишь к одной системе защиты: классической системе полицейских мер.

Перед лицом грозящей опасности Керенский приказывает верным правительству военным частям – юнкерам и казакам – взять под контроль Зимний дворец, Таврический дворец, министерства, телефонные станции и телеграф, мосты, вокзалы, здание Генерального штаба, перекрестки самых оживленных центральных улиц. Таким образом, двадцать тысяч человек, которыми он располагает в столице, будут заняты охраной стратегических точек в политической и административной структуре государства. Именно этой ошибкой и воспользуется Троцкий. Другие верные Керенскому военные части сосредоточены в окрестностях Петрограда, в Царском Селе, в Колпине, Гатчине, в Обухове, в Пулкове: большевистскому восстанию придется разорвать это железное кольцо, либо задохнуться в нем. Приняты все необходимые меры, чтобы обеспечить безопасность правительства: отряды юнкеров прочесывают город днем и ночью. На перекрестках, в начале и в конце всех важнейших городских артерий, у въездов на площади, на крышах домов по Невскому проспекту установлены пулеметы. В толпе то и дело попадаются солдатские патрули. Медленно проезжают броневики, прокладывая себе дорогу долгим завыванием сирен. Кругом царит ужасающий хаос. «Вот моя всеобщая забастовка», – говорит Троцкий Антонову‑Овсеенко, показывая ему людской водоворот на Невском проспекте. Но Керенский не ограничился одними полицейскими мерами. Он привел в действие весь политический механизм. Он не собирается цепляться за одних лишь правых политиков: он хочет во что бы то ни стало заручиться поддержкой левых сил. У него вызывает тревогу позиция профсоюзов. Он знает, что руководители профсоюзов не поддерживают большевиков. В этом отношении критика, которой Каменев и Зиновьев подвергли ленинскую теорию восстания и тактику Троцкого, была справедлива. Всеобщая забастовка – неотъемлемая часть восстания: если большевики не смогут опереться на всеобщую забастовку, они будут недостаточно защищены с тыла и потерпят поражение. Говоря об этом, Троцкий как‑то назвал восстание «ударом, нанесенным паралитику». Для победы восстания необходимо, чтобы жизнь в Петрограде была парализована всеобщей забастовкой. Руководители профсоюзов не поддерживают большевиков, однако организованные массы трудящихся склоняются на сторону Ленина. Керенский не может воздействовать на массы, поэтому он хочет привлечь на свою сторону профсоюзных вожаков. С большим трудом он добивается от них обещания соблюдать нейтралитет. Когда Ленин узнает о нейтралитете профсоюзных организаций, то говорит Троцкому:
– Каменев был прав: без опоры на всеобщую забастовку ваша тактика обречена на провал.
– Мой союзник – хаос, – отвечает Троцкий, – а это больше, чем всеобщая забастовка.
Комментарий: Ленин в «Детской болезни левизны» сформулировал четыре основных условия революции. Дальнейшая практика показала, что не стоит слишком догматично относиться к исполнению этих условий. С одной стороны, все условия могут быть исполнены, но не найдётся ядра решительно настроенных людей, готовых воспользоваться ситуацией и «сорвать созревший плод революции». С другой стороны, наличие такого ядра может компенсировать частичное отсутствие необходимых условий.

 Перед Зимним дворцом стоят две батареи семидесятипятимиллиметровых орудий: возле них нервно шагают взад‑вперед юнкера в длинных шинелях. Перед зданием генерального штаба в два ряда стоят военные автомобили. Возле Адмиралтейства, в Александровском саду, разместился женский батальон; его бойцы сидят на земле вокруг составленных вместе винтовок. Вход в Мариинский дворец, где заседает совет республики, охраняют казаки в высоких черных меховых шапках, сдвинутых на ухо.
Если бы кто‑нибудь поднялся на купол Исаакиевского собора, то на западе он увидел бы густые клубы черного дыма из труб Путиловского завода, где рабочие уже готовятся заряжать ружья. Подальше – Финский залив и остров Котлин, на котором стоит крепость Кронштадт, красный Кронштадт, где матросы с ясными, как у детей, глазами ждут сигнала Дыбенко, чтобы отправиться на подмогу Троцкому, на бой с юнкерами.

На заводах Выборгской стороны, сформированные Троцким отряды красногвардейцев ждут приказов Антонова‑Овсеенко. На окраинах у женщин печальные лица, но твердый взгляд; с наступлением сумерек группы женщин с оружием направляются к центру города. В эти дни петроградский пролетариат кочует: огромные массы людей пересекают весь город из конца в конец, потом возвращаются в свои районы после долгих часов, проведенных на митингах, демонстрациях, в уличных потасовках. Вся власть Советам! Охрипшие голоса ораторов поглощаются складками алых знамен. На крышах домов сидят с пулеметами солдаты Керенского; они слушают эти охрипшие голоса, едят семечки и бросают шелуху на толпу.

Комментарий: Фактически значительное военное превосходство правительства и формальный контроль над столицей не смогли помешать успеху восстания. Поддержка народа легитимизировала переворот, но не обеспечила его успешность.

Из‑за неприятия партийным центром тактики Троцкого в канун решающих событий сложилась парадоксальная ситуация, которая могла всерьез помешать успеху восстания. Налицо были два генеральных штаба, два плана действий, две стратегические задачи. Партийный центр, опиравшийся на массы рабочих и дезертиров, хотел свергнуть правительство, чтобы взять власть. Троцкий, опиравшийся на тысячу бойцов, хотел взять власть, чтобы свергнуть правительство. Маркс рассудил бы, что условия более благоприятствуют планам центра, нежели планам Троцкого. «Восстание не нуждается в благоприятных условиях», – утверждал Троцкий. На стороне партийного центра был Ленин, на стороне Троцкого – Керенский.
Двадцать четвертого октября, не дожидаясь темноты, Троцкий бросается в атаку. План операций до мельчайших подробностей продуман бывшим офицером царской армии Антоновым‑Овсеенко, который в одинаковой степени известен как революционер и политический ссыльный, и как математик и шахматист. Ленин говорит об Антонове‑Овсеенко, намекая на тактику Троцкого, что только шахматист мог организовать восстание.

В маленькой комнате на последнем этаже Смольного, главного штаба большевиков, Антонов‑Овсеенко разыгрывает шахматную партию на топографической карте Петрограда. Этажом ниже собрался на заседание партийный центр, чтобы окончательно определить дату всенародного восстания: они не знают, что Троцкий уже начал действовать. Только Ленину он в последний момент дал знать о своем неожиданном решении. Центр точно следовал указаниям Ленина; все должно было начаться 25 октября. Разве Ленин не сказал, что 24‑ого будет слишком рано, а 26‑ого – слишком поздно?

Но едва партийный центр успел собраться, как пришел Подвойский с поразительным известием: красногвардейцы Троцкого уже захватили центральный телеграф и мосты через Неву (контроль над мостами необходим, чтобы обеспечить сообщение между центром города и рабочим районом – Выборгской стороной). Городские электростанции, газораспределители, железнодорожные вокзалы уже заняты матросами Дыбенко. Все это было проделано с необычайной четкостью и быстротой.

В шесть часов вечера, в Смольном, Антонов‑Овсеенко заходит в кабинет Троцкого, он улыбается. «Дело сделано», говорит он. Члены правительства, которых происшедшие события застали врасплох, укрылись в Зимнем дворце, находящемся под охраной нескольких рот юнкеров и женского батальона. Керенский скрылся: говорят, он отправился на фронт, чтобы собрать там верные ему силы и двинуться с ними на Петроград. Весь город высыпал на улицы, желая поскорее узнать о происходящем. Работают магазины, кафе, рестораны, кинематографы, театры, проезжают трамваи, переполненные солдатами и вооруженными рабочими, громадная толпа, словно река, катится по Невскому проспекту, все рассуждают, спорят, поносят правительство или большевиков, самые невероятные слухи передаются из уст в уста, из квартала в квартал: Керенский убит, руководители фракции меньшевиков расстреляны перед Таврическим дворцом, Ленин переехал в Зимний дворец и занял царские апартаменты. По Невскому, Гороховой и Вознесенскому проспекту, трем артериям, ведущим к Адмиралтейству, людской поток стремится к Александровскому саду, чтобы увидеть, вправду ли над Зимним дворцом уже развевается красный флаг. Однако при виде юнкеров, охраняющих дворец, толпа в удивлении останавливается и, оставаясь на безопасном расстоянии от пушек и пулеметов, недоуменно разглядывает освещенные окна, безлюдную Дворцовую площадь, автомобили, выстроившиеся в цепочку у здания Генерального штаба. А Ленин? Где же Ленин? Где большевики?

Реакционеры, либералы, меньшевики и эсеры, еще не успевшие осознать происходящее, отказываются верить, что правительство свергнуто. Это все лживые слухи, которые распространяют провокаторы из Смольного. Министры собрались в Зимнем дворце исключительно по соображениям безопасности. Если полученные сведения соответствуют действительности, то произошел не государственный переворот, а несколько более или менее удавшихся (на этот момент ничего еще в точности не известно) покушений на государственные и городские службы технического обеспечения. Вся законодательная, политическая и административная власть по‑прежнему в руках Керенского. Никто не пытался штурмовать Таврический дворец, Мариинский дворец и министерства. Ситуация, конечно, парадоксальная: никогда еще не бывало, чтобы восставшие объявляли о захвате власти и при этом оставляли правительству полную свободу действий. Такое впечатление, что большевики забыли о правительстве. Почему они не захватывают министерства? Разве можно подчинить себе государство, разве можно управлять Россией, не имея под рукой административных рычагов?

Да, большевики захватили всю техническую структуру города: но Керенский не свергнут, вся власть у него, даже если он на какое‑то время утратил контроль над железными дорогами, электростанциями, газовой сетью, коммунальным обслуживанием, телефоном, телеграфом, почтамтом, Государственным банком, угольными складами, нефте- и зернохранилищами. На это можно было бы возразить, что министры, собравшиеся в Зимнем дворце, практически уже не в состоянии управлять, а министерства – не в состоянии работать: правительство отрезано от остальной России, все средства связи находятся в руках большевиков. Все выезды из города перекрыты, даже Генеральный штаб изолирован от внешнего мира. Петропавловская крепость захвачена большевиками. Полки, несущие охрану города, один за другим переходят в подчинение военно‑революционного комитета. Надо действовать без промедления: за чем же дело? Генеральный штаб ждет генерала Корнилова, который ведет войска на столицу. Все необходимые для защиты правительства меры приняты. Если большевики до сих пор не решились атаковать правительство, это свидетельствует о том, что они еще не чувствуют себя достаточно сильными. А значит, можно подождать.
Однако на следующий день, 25 октября, в то время как в актовом зале Смольного открывается Второй съезд Советов, Троцкий приказывает Антонову‑Овсеенко штурмовать Зимний дворец, где укрылись министры Керенского. Получит ли фракция большевиков большинство на съезде? Чтобы представители Советов со всей России уверовали в победу восстания, недостаточно объявить им, что большевики захватили власть в государстве: надо иметь возможность объявить, что члены правительства арестованы красногвардейцами.

– Это единственная возможность убедить центральный комитет партии и военно‑революционный центр в том, что переворот не провалился, – говорит Троцкий Ленину.
– Поздновато вы на это решились, – замечает Ленин.
– Я не мог атаковать правительство, пока не был уверен в том, что войска петроградского гарнизона не станут на его защиту. Надо было дать солдатам время перейти на нашу сторону. Теперь у правительства остались только юнкера.
Комментарий: Классическое восстание привело бы к десяткам тысяч жертв, частичному разрушению города и куче прочих бедствий. Дальнейшее промедление привело бы к усилению хаоса в стране. В результате же технического переворота погибло всего 12 человек (где-то у кого-то не выдержали нервы, кто-то рефлекторно потянулся к пистолету etc).
Массовый переход полиции, казаков, значительной части юнкеров на сторону восставших показал: они подчинялись Временному правительству лишь формально, не испытывая к нему настоящей преданности и не видя причин для его поддержки. Сегодняшняя ситуация в Украине и России практически идентична – кроме узкой прослойки генералитета (и то, не факт, что всего) подавляющее большинство силовиков не видит причин, чтобы активно защищать власть (и исполняют свои обязанности формально).
Кроме того, даже те представители народа, которые не поддерживали большевиков, не видели смысла в поддержке бездарного правительства.

То и дело слышатся пушечные выстрелы, треск пулеметов. Крейсер «Аврора», стоящий на якоре у берега Невы, стреляет по Зимнему дворцу, чтобы поддержать штурм. В эту минуту в комнату входит матрос Дыбенко, голубоглазый великан с пушистой белокурой бородой, от которой выражение его лица кажется мягче.

Кронштадтские моряки и госпожа Коллонтай любят его за детски‑простодушные голубые глаза. Красногвардейцы Антонова‑Овсеенко ворвались в Зимний дворец, министры Керенского захвачены большевиками: правительство свергнуто. «Наконец‑то!» – восклицает Ленин. «Вы опоздали на двадцать четыре часа», – говорит Троцкий Дыбенко.
Во время восстания, пишет Луначарский, Троцкий был словно наэлектризован. Но вот уже и правительство свергнуто: Ленин снял парик тем же движением руки, каким снимают маску. Государственный переворот – это Троцкий. Но государство – это сейчас Ленин. Вождь, диктатор, победитель – это он, Ленин.

– У меня кружится голова, – говорит по‑немецки Ленин. – Es schwindelt.
Троцкий молча следует за ним с загадочной улыбкой на губах.


Profile

tov_trotsky: (Default)
товарищ Троцкий

July 2017

S M T W T F S
       1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 04:37 am
Powered by Dreamwidth Studios