[identity profile] yadocent.livejournal.com
Оригинал взят у [livejournal.com profile] vlad17_gradov в Новое правительство и новые Советы.
Борьба с военным переворотом требует такой концентрации власти, что иногда приводит к той же военной диктатуре. После разгрома корниловщины Керенский соизволил соединить в своих руках посты премьер-министра и Верховного главнокомандующего. А поскольку правительство в прежнем составе уже не могло существовать, был образован узкий совет. Новый орган назвали Директорией, в которую вошли министр-председатель А.Ф.Керенский, министр иностранных дел М.Терещенко, военный министр А.Верховский, морской министр Д.Вердеревский и министр почт и телеграф А.Никитин. Концентрация власти была достигнута, но в Директории отчетливо понимали, что это еще не вся власть. Оставались советские органы ВЦИК, Крестьянский ЦИК и Петроградский совет, обладавшие огромным влиянием, которое после отставки правительства и ареста лидеров корниловщины только усилилось. При этом, роль Советов возрастала вместе с перераспределением влияния от эсеров и меньшевиков к большевикам. Первым признаком этого процесса стало принятие Петроградским советом резолюции, предложенной большевиками 31 августа (13 сентября) 1917 года. Это решение было принято 279 голосами против 115 при 51 воздержавшемся. Ушел в отставку эсеро-меньшевистский президиум Петросовета, включавший Керенского. Попытка меньшевиков получить одобрение политики старого состава президиума была отвергнута 519 голосами против 414 при 67 воздержавшихся. 5 сентября большевистскую резолюцию принял Московский совет. На следующий день ушел в отставку президиум и председатель Моссовета Хинчук. Новый президиум Московского совета уже включал большевиков Ногина, Смидовича и Бухарина. Суханов писал: "Большевики были еще бессильны в верховном советском органе, в ЦИК, который был создан на июньском съезде. Это обстоятельство создавало иллюзию даже у мудрых смольных "мамелюков", что существует "вся демократия", во-первых, и большевики - во-вторых. Но это была совсем дешевая иллюзия. ЦИК, подобно Временному правительству, уже почти висел в воздухе и располагал силой только в едином фронте с большевиками." Некоторое время перемены в составе Советов были малозаметны. Борьба с корниловщиной ненадолго сблизила меньшевиков и эсеров с большевиками. В начале сентября 1917 года В.И.Ленин даже соглашался на определенный компромисс, при условии, если руководство ЦИКов или Демократическое совещание захотят взять власть в стране, отстранив Временное правительство. Такой сценарий был выгоден большевикам, поскольку их позиции в Советах только укреплялись. Однако Демократическое совещание в соответствии с планами эсеров и меньшевиков в очередной раз отказалось брать власть и вернулось к привычной коалиции. В новое правительство Керенского, сформированное 27 сентября, вошли кадеты, прогрессисты и социалисты (эсеры, меньшевики и энесы). Но преодоление кризиса было кажущимся. Сговор с кадетами только ослабил позиции эсеров и меньшевиков в Советов. На это сразу обратили внимание большевики. 12-14 сентября Ленин написал письмо ЦК, Петроградскому и Московскому комитету РСДРП(б), недвусмысленно заявив: "Получив большинство в обоих столичных Советах рабочих и солдатских депутатов, большевики могут и должны взять государственную власть в свои руки." И хотя эти указания были даны негласно, они начали исполняться. Вечером 25 сентября 1917 г. состоялось заседание Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов, в котором больше половины мест уже принадлежало большевикам. Новый состав Совета позволил избрать новый Исполнительный комитет, наполовину состоявший из большевиков. Новым председателем Петросовета вместо Чхеидзе был избран Л.Д.Троцкий. Петроградский совет принял резолюцию: "Совет заявляет: правительству буржуазного всевластия и контрреволюционного насилия мы - рабочие и гарнизон Петрограда не окажем никакой поддержки. Мы выражаем свою твердую уверенность в том, что весть о новой власти встретит со стороны всей революционной демократии один ответ: "в отставку!". И опираясь на этот единственный голос подлинной демократии, Всероссийский съезд советов создаст истинную революционную власть. Совет призывает пролетарские и солдатские организации к сплочению своих рядов..." Другие органы власти соперничать с Советами не могли. Созданный Демократическим совещанием Предпарламент (он же Демократический совет, он же Временный Совет Республики) оказался смесью партийных списков, включая 63 эсеров, 68 меньшевиков, 53 большевиков и 56 кадетов, и делегатов от общественных организаций (земств, крестьянских депутатов, казаков, торговли и промышленности и т.д.). Никаких преобразований он осуществлять не собирался и терпеливо ждал Учредительного собрания. Но большевики не собирались ждать.Добавка )
[identity profile] yadocent.livejournal.com
Оригинал взят у [livejournal.com profile] yroslav1985 в Спустя почти 10 лет Е. Н. Чавчавадзе открывает вновь "тайны" Льва Троцкого и революции 1917 г.
Не так давно я рассказывал о том, что телеканал «Россия» в 2017 г. покажет очередную "правду" от Е. Н. Чавчавадзе о событиях 1917 г.
Но оказывается, Е. Н. Чавчавадзе очень активно готовиться к 100-летнему юбилею революции 1917 г. и решила не ограничиваться съемкой документального фильма.

В издательстве "Вече" вышла книга "Лев Троцкий. Тайна мировой революции", авторами которой являются Валерий Евгеньевич Шамбаров и Елена Николаевна Чавчадзе.

Read more... )
[identity profile] maysuryan.livejournal.com
Продолжая тему 75-летия со дня смерти Льва Троцкого, одного из главных "отцов-основателей" СССР. Позднее в этом качестве его прочно постарались забыть, однако в годы революции Троцкий был "человеком номер два" в советской стране, а с точки зрения обывателя — порой даже и "номер один". (Помните, у Булгакова в "Белой гвардии":
"— ...Уже трубят боевые трубы грешных полчищ и виден над полями лик сатаны, идущего за ним.
— Троцкого?
— Да, это имя его, которое он принял.")
Подтверждением последнего обстоятельства (что Троцкий многим казался "номером один" советской власти) могут служить белогвардейские плакаты, где образ Льва Давидовича занимает весьма "почётное" место.
Известный плакат "Жертвоприношение России". Любопытно, что именно в руки Л. Д. художник вложил окровавленный нож, которым он собирается принести Россию в жертву идолу Карла Маркса. (Кстати, с точки зрения истории троцкизма любопытно, что все из изображённых на плакате вождей революции, переживших Ленина, кроме Луначарского и, естественно, Керенского, вошли в состав "левой оппозиции": Троцкий, Раковский, Радек, Зиновьев, Каменев...)


Другой знаменитый плакат, известный в нескольких цветовых вариациях:
Read more... )
[identity profile] yadocent.livejournal.com

Найдите Сталина
--------------
Зададим себе вопрос, где был товарищ Сталин в период с 1917 года, до смерти Ленина, почему на всех плакатах того времени, его просто не было?

Троцкий в своей книге «Сталин» писал: "В период гражданской войны Сталин не только в армии, но и на фоне общей политики оставался фигурой 3 ряда… К большой политике, какой она была представлена на съездах партии и на конгрессах Советов или на конгрессах Третьего Интернационала, он отношения не имел."

Никаких определенных указаний, хотя бы относительно периода его участия в высшем военном органе найти нельзя. Официальная история в специальной монографии «Революционный Военный Совет СССР за 10 лет», составленной тремя авторами в 1928 г., т.е. уже при полном господстве Сталина, когда в руках у него была уже сосредоточена вся власть, говорит, между прочим: «2.12.1919 в состав Рев.Совета включен был Гусев. В дальнейшем на протяжении всего периода гражданской войны в состав Революционного Военного Совета разновременно входили: т.т. Сталин, Подвойский, Акулов, Антонов-Овсеенко, Серебряков.»


Авторы специального исследования, в руках которых были все необходимые архивы, не сумели, таким образом, установить период, в течение которого Сталин состоял членом РВС Республики. Между тем протоколы этого учреждения велись в высшей степени аккуратно и хранились в условиях полной обеспеченности. Но в этих протоколах Сталин ни разу не показан в числе присутствующих.

Это загадочное обстоятельство объясняется следующим образом.
8.07. 1919 был сокращен состав РВСР, в который вошли Троцкий (предс.), Склянский (зам.пред.) , Рыков, Гусев, Смилга и главнокомандующий Каменев.
Read more... )
[identity profile] knyazev-v.livejournal.com
Оригинал взят у [livejournal.com profile] alexandr_rogers в Октябрьский переворот

Статье несколько лет. Она наглядно показывает, почему майдан - не революция

Вокруг октябрьской революции 1917 года крутится множество мифов и домыслов. Между тем, есть беспристрастные свидетельства, позволяющие понять, что же происходило на самом деле. Курцио Малапарте, итальянский исследователь, общавшийся с десятками очевидцев, смог восстановить картину восстания. Не будучи симпатиком коммунизма, обладая беспристрастностью учёного, он изложил своё видение процессов в книге «Техника государственного переворота».

Мы используем актуальные отрывки из неё, которые могут подойти и к событиям сегодняшнего/завтрашнего дня, как обычно, сопровождая нашими комментариями.

Сама по себе ситуация не может обеспечить захват власти. В Италии в 1919 и 1920 годах ленинскую стратегию захвата власти применили во всей ее полноте: в то время Италия больше всех других европейских стран созрела для коммунистической революции. Все было готово для государственного переворота. Но итальянские коммунисты думали, что революционная ситуация в стране, возмущение и брожение в пролетарских массах, эпидемия всеобщих забастовок, паралич экономической и политической жизни, захват рабочими фабрик, а крестьянами – помещичьих земель, развал армии, полиции и государственного аппарата, коррупция чиновничества, пассивность буржуазии, бессилие правительства, – условия, более чем достаточные для того, чтобы власть могла перейти к представителям трудящихся. Парламент был под контролем левых: парламентская борьба сопровождалась революционной борьбой профсоюзов.

Стремление захватить власть было велико, но недоставало знания революционной тактики. Революция истощала сама себя в стратегии. Это была подготовка к решающему штурму: но как провести этот штурм, никто не знал. Левое большинство в парламенте было обеспокоено действиями профсоюзов, которые могли привести к захвату власти помимо парламента и даже против воли парламента. Профсоюзные организации с недоверием относились к парламентской борьбе, имевшей целью свести пролетарскую революцию к простой смене министерств, выгодной для мелкой буржуазии.

Комментарий: Макиавелли пишет, что мало быть в нужном месте в нужное время, нужно ещё быть готовым воспользоваться сложившимися обстоятельствами. В начале двадцатого века условия для социалистических революций были во многих странах. Но в тех странах, где оппозиция была разрознена и нерешительна (Польша, Франция, Великобритания), она не смогла воспользоваться благоприятными обстоятельствами.

В канун октябрьского восстания Ленин полон оптимизма и нетерпения. После избрания Троцкого на пост председателя петроградского совета и военно‑революционного комитета, а также завоевания большинства в московском совете унялась, наконец, тревога, мучившая Ленина еще с июльских событий из‑за того, что его партия никак не могла добиться большинства в Советах. И все же его немного тревожил второй съезд Советов, назначенный на октябрь. «Нам необязательно быть в большинстве на съезде, – говорит Троцкий, – ведь не это большинство будет захватывать власть». По сути, Троцкий прав. «Да, – соглашается Ленин, – было бы наивно рассчитывать на формальное большинство». Ленину хотелось бы поднять против правительства Керенского массы, затопить Россию волной пролетарского гнева, дать сигнал к восстанию всему русскому народу, самому явиться на съезд Советов, принудить к повиновению меньшевиков Дана и Скобелева, лидеров большинства в Советах, сообщить о падении правительства Керенского и об установлении пролетарской диктатуры. Для него существует лишь революционная стратегия, а тактика восстания ему недоступна.
– Прекрасно, — говорит Троцкий, – но первым делом надо захватить город, занять стратегические пункты, свергнуть правительство. Для этого нужно организовать восстание, сформировать и подготовить ударные части. Они не должны быть многочисленными: массовость нам ни к чему, достаточно и небольшого отряда.
Но Ленин не желает, чтобы большевистское восстание упрекали в бланкизме:
– Нет, – говорит он, – восстание должно опираться не на заговор, не на партию, а на передовой класс. Это во‑первых. Восстание должно опираться на революционный подъем народа. Это во‑вторых. Восстание должно опираться на такой переломный пункт в истории нарастающей революции, когда активность передовых рядов народа наибольшая. Это в‑третьих. Вот этими тремя условиями постановки вопроса о восстании и отличается марксизм от бланкизма.
– Прекрасно, – говорит Троцкий, – но весь народ – это чересчур много для восстания. Нужен небольшой отряд хладнокровных, решительных бойцов, овладевших революционной тактикой. – Быть может, Троцкий прав.
– Мы должны всю нашу фракцию, – говорит Ленин, – двинуть на заводы и в казармы: там ее место, там нерв жизни, там источник спасения революции. Там должны мы в горячих, страстных речах разъяснять нашу программу и ставить вопрос так: либо полное принятие нашей программы, либо восстание.
– Прекрасно, – говорит Троцкий, – но даже если массы примут нашу программу, все равно надо будет организовывать восстание. На заводах, на фабриках, в казармах надо будет набрать надежных, смелых людей. Тут требуется не масса рабочих, дезертиров и беженцев, а ударный отряд.
– А чтобы отнестись к восстанию по‑марксистски, то есть как к искусству, – продолжает Ленин, – мы в то же время, не теряя ни минуты, должны организовать штаб повстанческих отрядов, распределить силы, двинуть верные полки на самые важные пункты, окружить Александринку, занять Петропавловку, арестовать генеральный штаб и правительство, послать к юнкерам и к дикой дивизии такие отряды, которые способны погибнуть, но не дать неприятелю двинуться к центрам города. Мы должны мобилизовать вооруженных рабочих, призвать их к отчаянному последнему бою, занять сразу телеграф и телефон, поместить наш штаб восстания у центральной телефонной станции, связать с ним по телефону все заводы, все полки, все пункты вооруженной борьбы.
– Прекрасно, – говорит Троцкий, – но…
– Это все примерно, конечно, – продолжает Ленин, – лишь для иллюстрации того, что нельзя в переживаемый момент остаться верным марксизму, остаться верным революции, не относясь к восстанию, как к искусству. Вам известны основные правила этого искусства, сформулированные Марксом. В применении к России и к октябрю 1917 года эти правила означают следующее: одновременное, возможно более внезапное и быстрое наступление на Питер, непременно и извне, и изнутри, и из рабочих кварталов, и из Финляндиии, и из Ревеля, из Кронштадта, наступление всего флота, скопление гигантского перевеса сил над 20 тысячами юнкеров и казаков, которыми располагает правительство. Комбинировать наши три главные силы – флот, рабочих и войсковые части так, чтобы непременно были заняты и любой ценой удержаны телефон, телеграф, железнодорожные станции, мосты. Выделить самые решительные элементы (наших «ударников» и рабочую молодежь, а равно лучших матросов) в небольшие отряды для занятия ими всех важнейших пунктов и для участия их везде, во всех важных операциях. Составить отряды наилучших рабочих с ружьями и бомбами для наступления и окружения «центров» врага (юнкерские школы, телеграф и телефон). Успех и русской и всемирной революции зависит от двух‑трех дней борьбы.
– Все это совершенно правильно, но чересчур сложно, – говорит Троцкий. – План слишком обширен, стратегия охватывает слишком большое пространство и слишком много людей. Чтобы добиться успеха, не нужно ни опасаться неблагоприятных обстоятельств, ни полагаться на обстоятельства благоприятные. Нужно соблюдать тактику, действовать на ограниченном пространстве небольшим числом людей, сосредоточить усилия на главных направлениях, ударить точно и сильно, не поднимая шума. Восстание – это бесшумная машина. Ваша стратегия нуждается во множестве благоприятных обстоятельств: а восстание не нуждается ни в чем: оно самодостаточно.
– Ваша тактика очень проста, – отвечает Ленин, – у нее лишь одно правило: победить. Не вы ли предпочитаете Наполеона Керенскому?
(Автор почти дословно цитирует отрывки из письма Ленина от 13 – 14 сентября 1917 г., озаглавленного «Марксизм и восстание», и статьи «Советы постороннего», написанной 8 октября 1917 г).
Комментарий: Здесь происходит спор стратега и тактика. Стратег Ленин хочет получить поддержку всего народа, и опираясь на неё, взять власть в зените славы и высшей точке легитимизации процесса. Тактик Троцкий понимает, что такой вариант зависит от слишком большого числа случайностей (а также вызовет большое кровопролитие), поэтому предпочитает вариант военного переворота. Несмотря на свои желания, Ленин принимает вариант Троцкого, как более практичный.

Ленину поневоле приходилось наблюдать за событиями издалека, и он не мог детально рассмотреть ситуацию: но основные черты революции он видел гораздо яснее, чем некоторые члены центрального комитета партии, выступавшие против немедленного вооруженного восстания. Упустить момент было бы преступлением, писал Ленин партийным комитетам Петрограда и Москвы. И хотя на заседании 10 октября, при участии вернувшегося из Финляндии Ленина, центральный комитет подавляющим большинством (против были только двое: Каменев и Зиновьев) принял резолюцию о восстании, кое‑кто в центральном комитете все еще был не согласен с этим. Каменев и Зиновьев были единственными, кто открыто высказался против немедленного вооруженного восстания, но их мнение втайне разделяли многие. Враждебность тех, кто в душе не одобрял решение Ленина, обращалась в основном против Троцкого, новичка в большевистской партии, чья горделивая отвага уже вызывала ревнивое беспокойство у старой ленинской гвардии.

Ленин в те дни скрывался в одном из петроградских предместий и, не теряя из виду общую политическую ситуацию, внимательно следил за интригами противников Троцкого. В тот момент любые колебания могли оказаться роковыми для революции. В письме центральному комитету от 17 октября Ленин самым решительным образом отвергал нападки Каменева и Зиновьева, главной целью которых было выявить ошибки Троцкого. «Без участия масс, – утверждали они, – без всеобщей забастовки это будет не восстание, а попытка мятежа, обреченная на провал. Тактика Троцкого – это бланкизм. Марксистская партия не может низвести восстание до уровня военного заговора».

В письме от 17 октября Ленин защищает Троцкого и его тактику от обвинений в бланкизме. Военный заговор – это чистый бланкизм, если только он не организован партией определенного класса, если его организаторы не учитывают особенности положения в политике вообще, и в международной политике в частности. Существует огромная разница между искусством вооруженного восстания и военным переворотом, достойным порицания со всех точек зрения. Но на это Каменев и Зиновьев сразу же могли бы возразить: разве Троцкий не утверждал всегда, что восстание не должно учитывать политическую и экономическую ситуацию в стране? Разве не заявлял, что всеобщая забастовка – один из основных элементов техники коммунистического переворота? Как можно рассчитывать на поддержку профсоюзов, на объявление всеобщей забастовки, если профсоюзы будут заодно не с нами, а с нашими противниками? Они обернут всеобщую забастовку против нас. У нас даже нет твердой договоренности с железнодорожниками. Из сорока членов исполнительного комитета профсоюза железнодорожников только двое – большевики. Можно ли победить без поддержки профсоюзов, без помощи всеобщей забастовки?

Это очень веское замечание, и Ленин не может противопоставить ему ничего, кроме своего незыблемого решения. Но Троцкий улыбается, он спокоен: «Восстание – это не искусство, – говорит он, – восстание – это машина. Чтобы завести ее, нужны специалисты‑техники: и ничто не сможет ее остановить, даже замечания оппонентов. Остановить ее смогут только техники».

Комментарий: На сегодняшний день народной возмущение также активно канализируется политтехнологами в безопасные русла: в рассуждения о языке и нации, в бесполезные митинги, в говорильню многочисленных «конституционных собраний».
Между тем, для успешности задуманного большевики не стали опираться на переменчивые в своих настроениях «широкие народные массы», а нашли опору в собственном дисциплинированном ядре.

В октябре 1917 года, накануне переворота, реакционная, либеральная, меньшевистская и эсеровская печать без устали твердит русскому обществу о том, что партия большевиков открыто готовит восстание: Ленина и Троцкого обвиняют в намерении свергнуть демократическую республику и установить диктатуру пролетариата. Они не делают секрета из своих преступных планов, пишут буржуазные газеты; подготовка к пролетарской революции ведется на глазах у всех; вожди большевиков, выступая на заводах и в казармах перед рабочими и солдатами, заявляют во всеуслышание, что все готово, что день восстания уже близок. Куда смотрит правительство? Почему Ленин, Троцкий и остальные члены центрального комитета партии до сих пор не арестованы? Какие меры принимаются для защиты России от большевистской опасности?
Неправда, что правительство Керенского не приняло необходимых мер для защиты государства. Надо отдать справедливость Керенскому: он сделал для предотвращения государственного переворота все, что было в его силах; окажись на его месте Пуанкаре, Ллойд Джордж, Макдональд, Джолитти или Штреземан, – они действовали бы точно так же. Оборонительные действия Керенского сводятся к системе полицейских мер, к которой прибегали всегда и продолжают прибегать до сих пор как абсолютистские, так и либеральные правительства. Несправедливо обвинять Керенского в непредусмотрительности и некомпетентности: все дело в том, что для защиты государства от современной повстанческой техники одних полицейских мер уже недостаточно. Ошибка Керенского – это ошибка, которую совершают все правительства, рассматривающие проблему защиты государства как проблему полицейских мер.

Те, кто обвиняет Керенского в непредусмотрительности и некомпетентности, забывают, какое политическое мастерство и какое мужество он проявил в июле 1917 года, когда подавил восстание солдат и дезертиров, и в августе, когда сорвал реакционную авантюру Корнилова. В последнем случае он решился даже обратиться за помощью к большевикам, чтобы не дать корниловским казакам уничтожить демократические завоевания февральской революции. Тогда действия Керенского поразили самого Ленина, сказавшего: «Надо опасаться Керенского, он не дурак». Будем справедливы к Керенскому: в октябре, защищая государство от большевистского восстания, он мог действовать только так, как действовал, и не иначе. Троцкий утверждал, что в деле защиты государства главное – это правильно выбрать систему. Керенский, Ллойд Джордж, Пуанкаре, Носке, – все они в октябре могли бы прибегнуть лишь к одной системе защиты: классической системе полицейских мер.

Перед лицом грозящей опасности Керенский приказывает верным правительству военным частям – юнкерам и казакам – взять под контроль Зимний дворец, Таврический дворец, министерства, телефонные станции и телеграф, мосты, вокзалы, здание Генерального штаба, перекрестки самых оживленных центральных улиц. Таким образом, двадцать тысяч человек, которыми он располагает в столице, будут заняты охраной стратегических точек в политической и административной структуре государства. Именно этой ошибкой и воспользуется Троцкий. Другие верные Керенскому военные части сосредоточены в окрестностях Петрограда, в Царском Селе, в Колпине, Гатчине, в Обухове, в Пулкове: большевистскому восстанию придется разорвать это железное кольцо, либо задохнуться в нем. Приняты все необходимые меры, чтобы обеспечить безопасность правительства: отряды юнкеров прочесывают город днем и ночью. На перекрестках, в начале и в конце всех важнейших городских артерий, у въездов на площади, на крышах домов по Невскому проспекту установлены пулеметы. В толпе то и дело попадаются солдатские патрули. Медленно проезжают броневики, прокладывая себе дорогу долгим завыванием сирен. Кругом царит ужасающий хаос. «Вот моя всеобщая забастовка», – говорит Троцкий Антонову‑Овсеенко, показывая ему людской водоворот на Невском проспекте. Но Керенский не ограничился одними полицейскими мерами. Он привел в действие весь политический механизм. Он не собирается цепляться за одних лишь правых политиков: он хочет во что бы то ни стало заручиться поддержкой левых сил. У него вызывает тревогу позиция профсоюзов. Он знает, что руководители профсоюзов не поддерживают большевиков. В этом отношении критика, которой Каменев и Зиновьев подвергли ленинскую теорию восстания и тактику Троцкого, была справедлива. Всеобщая забастовка – неотъемлемая часть восстания: если большевики не смогут опереться на всеобщую забастовку, они будут недостаточно защищены с тыла и потерпят поражение. Говоря об этом, Троцкий как‑то назвал восстание «ударом, нанесенным паралитику». Для победы восстания необходимо, чтобы жизнь в Петрограде была парализована всеобщей забастовкой. Руководители профсоюзов не поддерживают большевиков, однако организованные массы трудящихся склоняются на сторону Ленина. Керенский не может воздействовать на массы, поэтому он хочет привлечь на свою сторону профсоюзных вожаков. С большим трудом он добивается от них обещания соблюдать нейтралитет. Когда Ленин узнает о нейтралитете профсоюзных организаций, то говорит Троцкому:
– Каменев был прав: без опоры на всеобщую забастовку ваша тактика обречена на провал.
– Мой союзник – хаос, – отвечает Троцкий, – а это больше, чем всеобщая забастовка.
Комментарий: Ленин в «Детской болезни левизны» сформулировал четыре основных условия революции. Дальнейшая практика показала, что не стоит слишком догматично относиться к исполнению этих условий. С одной стороны, все условия могут быть исполнены, но не найдётся ядра решительно настроенных людей, готовых воспользоваться ситуацией и «сорвать созревший плод революции». С другой стороны, наличие такого ядра может компенсировать частичное отсутствие необходимых условий.

 Перед Зимним дворцом стоят две батареи семидесятипятимиллиметровых орудий: возле них нервно шагают взад‑вперед юнкера в длинных шинелях. Перед зданием генерального штаба в два ряда стоят военные автомобили. Возле Адмиралтейства, в Александровском саду, разместился женский батальон; его бойцы сидят на земле вокруг составленных вместе винтовок. Вход в Мариинский дворец, где заседает совет республики, охраняют казаки в высоких черных меховых шапках, сдвинутых на ухо.
Если бы кто‑нибудь поднялся на купол Исаакиевского собора, то на западе он увидел бы густые клубы черного дыма из труб Путиловского завода, где рабочие уже готовятся заряжать ружья. Подальше – Финский залив и остров Котлин, на котором стоит крепость Кронштадт, красный Кронштадт, где матросы с ясными, как у детей, глазами ждут сигнала Дыбенко, чтобы отправиться на подмогу Троцкому, на бой с юнкерами.

На заводах Выборгской стороны, сформированные Троцким отряды красногвардейцев ждут приказов Антонова‑Овсеенко. На окраинах у женщин печальные лица, но твердый взгляд; с наступлением сумерек группы женщин с оружием направляются к центру города. В эти дни петроградский пролетариат кочует: огромные массы людей пересекают весь город из конца в конец, потом возвращаются в свои районы после долгих часов, проведенных на митингах, демонстрациях, в уличных потасовках. Вся власть Советам! Охрипшие голоса ораторов поглощаются складками алых знамен. На крышах домов сидят с пулеметами солдаты Керенского; они слушают эти охрипшие голоса, едят семечки и бросают шелуху на толпу.

Комментарий: Фактически значительное военное превосходство правительства и формальный контроль над столицей не смогли помешать успеху восстания. Поддержка народа легитимизировала переворот, но не обеспечила его успешность.

Из‑за неприятия партийным центром тактики Троцкого в канун решающих событий сложилась парадоксальная ситуация, которая могла всерьез помешать успеху восстания. Налицо были два генеральных штаба, два плана действий, две стратегические задачи. Партийный центр, опиравшийся на массы рабочих и дезертиров, хотел свергнуть правительство, чтобы взять власть. Троцкий, опиравшийся на тысячу бойцов, хотел взять власть, чтобы свергнуть правительство. Маркс рассудил бы, что условия более благоприятствуют планам центра, нежели планам Троцкого. «Восстание не нуждается в благоприятных условиях», – утверждал Троцкий. На стороне партийного центра был Ленин, на стороне Троцкого – Керенский.
Двадцать четвертого октября, не дожидаясь темноты, Троцкий бросается в атаку. План операций до мельчайших подробностей продуман бывшим офицером царской армии Антоновым‑Овсеенко, который в одинаковой степени известен как революционер и политический ссыльный, и как математик и шахматист. Ленин говорит об Антонове‑Овсеенко, намекая на тактику Троцкого, что только шахматист мог организовать восстание.

В маленькой комнате на последнем этаже Смольного, главного штаба большевиков, Антонов‑Овсеенко разыгрывает шахматную партию на топографической карте Петрограда. Этажом ниже собрался на заседание партийный центр, чтобы окончательно определить дату всенародного восстания: они не знают, что Троцкий уже начал действовать. Только Ленину он в последний момент дал знать о своем неожиданном решении. Центр точно следовал указаниям Ленина; все должно было начаться 25 октября. Разве Ленин не сказал, что 24‑ого будет слишком рано, а 26‑ого – слишком поздно?

Но едва партийный центр успел собраться, как пришел Подвойский с поразительным известием: красногвардейцы Троцкого уже захватили центральный телеграф и мосты через Неву (контроль над мостами необходим, чтобы обеспечить сообщение между центром города и рабочим районом – Выборгской стороной). Городские электростанции, газораспределители, железнодорожные вокзалы уже заняты матросами Дыбенко. Все это было проделано с необычайной четкостью и быстротой.

В шесть часов вечера, в Смольном, Антонов‑Овсеенко заходит в кабинет Троцкого, он улыбается. «Дело сделано», говорит он. Члены правительства, которых происшедшие события застали врасплох, укрылись в Зимнем дворце, находящемся под охраной нескольких рот юнкеров и женского батальона. Керенский скрылся: говорят, он отправился на фронт, чтобы собрать там верные ему силы и двинуться с ними на Петроград. Весь город высыпал на улицы, желая поскорее узнать о происходящем. Работают магазины, кафе, рестораны, кинематографы, театры, проезжают трамваи, переполненные солдатами и вооруженными рабочими, громадная толпа, словно река, катится по Невскому проспекту, все рассуждают, спорят, поносят правительство или большевиков, самые невероятные слухи передаются из уст в уста, из квартала в квартал: Керенский убит, руководители фракции меньшевиков расстреляны перед Таврическим дворцом, Ленин переехал в Зимний дворец и занял царские апартаменты. По Невскому, Гороховой и Вознесенскому проспекту, трем артериям, ведущим к Адмиралтейству, людской поток стремится к Александровскому саду, чтобы увидеть, вправду ли над Зимним дворцом уже развевается красный флаг. Однако при виде юнкеров, охраняющих дворец, толпа в удивлении останавливается и, оставаясь на безопасном расстоянии от пушек и пулеметов, недоуменно разглядывает освещенные окна, безлюдную Дворцовую площадь, автомобили, выстроившиеся в цепочку у здания Генерального штаба. А Ленин? Где же Ленин? Где большевики?

Реакционеры, либералы, меньшевики и эсеры, еще не успевшие осознать происходящее, отказываются верить, что правительство свергнуто. Это все лживые слухи, которые распространяют провокаторы из Смольного. Министры собрались в Зимнем дворце исключительно по соображениям безопасности. Если полученные сведения соответствуют действительности, то произошел не государственный переворот, а несколько более или менее удавшихся (на этот момент ничего еще в точности не известно) покушений на государственные и городские службы технического обеспечения. Вся законодательная, политическая и административная власть по‑прежнему в руках Керенского. Никто не пытался штурмовать Таврический дворец, Мариинский дворец и министерства. Ситуация, конечно, парадоксальная: никогда еще не бывало, чтобы восставшие объявляли о захвате власти и при этом оставляли правительству полную свободу действий. Такое впечатление, что большевики забыли о правительстве. Почему они не захватывают министерства? Разве можно подчинить себе государство, разве можно управлять Россией, не имея под рукой административных рычагов?

Да, большевики захватили всю техническую структуру города: но Керенский не свергнут, вся власть у него, даже если он на какое‑то время утратил контроль над железными дорогами, электростанциями, газовой сетью, коммунальным обслуживанием, телефоном, телеграфом, почтамтом, Государственным банком, угольными складами, нефте- и зернохранилищами. На это можно было бы возразить, что министры, собравшиеся в Зимнем дворце, практически уже не в состоянии управлять, а министерства – не в состоянии работать: правительство отрезано от остальной России, все средства связи находятся в руках большевиков. Все выезды из города перекрыты, даже Генеральный штаб изолирован от внешнего мира. Петропавловская крепость захвачена большевиками. Полки, несущие охрану города, один за другим переходят в подчинение военно‑революционного комитета. Надо действовать без промедления: за чем же дело? Генеральный штаб ждет генерала Корнилова, который ведет войска на столицу. Все необходимые для защиты правительства меры приняты. Если большевики до сих пор не решились атаковать правительство, это свидетельствует о том, что они еще не чувствуют себя достаточно сильными. А значит, можно подождать.
Однако на следующий день, 25 октября, в то время как в актовом зале Смольного открывается Второй съезд Советов, Троцкий приказывает Антонову‑Овсеенко штурмовать Зимний дворец, где укрылись министры Керенского. Получит ли фракция большевиков большинство на съезде? Чтобы представители Советов со всей России уверовали в победу восстания, недостаточно объявить им, что большевики захватили власть в государстве: надо иметь возможность объявить, что члены правительства арестованы красногвардейцами.

– Это единственная возможность убедить центральный комитет партии и военно‑революционный центр в том, что переворот не провалился, – говорит Троцкий Ленину.
– Поздновато вы на это решились, – замечает Ленин.
– Я не мог атаковать правительство, пока не был уверен в том, что войска петроградского гарнизона не станут на его защиту. Надо было дать солдатам время перейти на нашу сторону. Теперь у правительства остались только юнкера.
Комментарий: Классическое восстание привело бы к десяткам тысяч жертв, частичному разрушению города и куче прочих бедствий. Дальнейшее промедление привело бы к усилению хаоса в стране. В результате же технического переворота погибло всего 12 человек (где-то у кого-то не выдержали нервы, кто-то рефлекторно потянулся к пистолету etc).
Массовый переход полиции, казаков, значительной части юнкеров на сторону восставших показал: они подчинялись Временному правительству лишь формально, не испытывая к нему настоящей преданности и не видя причин для его поддержки. Сегодняшняя ситуация в Украине и России практически идентична – кроме узкой прослойки генералитета (и то, не факт, что всего) подавляющее большинство силовиков не видит причин, чтобы активно защищать власть (и исполняют свои обязанности формально).
Кроме того, даже те представители народа, которые не поддерживали большевиков, не видели смысла в поддержке бездарного правительства.

То и дело слышатся пушечные выстрелы, треск пулеметов. Крейсер «Аврора», стоящий на якоре у берега Невы, стреляет по Зимнему дворцу, чтобы поддержать штурм. В эту минуту в комнату входит матрос Дыбенко, голубоглазый великан с пушистой белокурой бородой, от которой выражение его лица кажется мягче.

Кронштадтские моряки и госпожа Коллонтай любят его за детски‑простодушные голубые глаза. Красногвардейцы Антонова‑Овсеенко ворвались в Зимний дворец, министры Керенского захвачены большевиками: правительство свергнуто. «Наконец‑то!» – восклицает Ленин. «Вы опоздали на двадцать четыре часа», – говорит Троцкий Дыбенко.
Во время восстания, пишет Луначарский, Троцкий был словно наэлектризован. Но вот уже и правительство свергнуто: Ленин снял парик тем же движением руки, каким снимают маску. Государственный переворот – это Троцкий. Но государство – это сейчас Ленин. Вождь, диктатор, победитель – это он, Ленин.

– У меня кружится голова, – говорит по‑немецки Ленин. – Es schwindelt.
Троцкий молча следует за ним с загадочной улыбкой на губах.


[identity profile] yadocent.livejournal.com
25 марта 1935

Не будь меня в 1917 г. в Петербурге, Октябрьская революция произошла бы — при условии наличности и руководства Ленина. Если бы в Петербурге не было ни Ленина, ни меня, не было бы и Октябрьской революции: руководство большевистской партии помешало бы ей свершиться (в этом для меня нет ни малейшего сомнения!) Если б в Петербурге не было Ленина, я вряд ли справился бы с сопротивлением большевистских верхов… исход революции оказался бы под знаком вопроса. Но, повторяю, при наличии Ленина Октябрьская революция всё равно привела бы к победе.

[identity profile] kommari.livejournal.com
Михаил Кольцов в 1918 году оказался в занятом немцами Киеве, где печатался в буржуазных газетах. Там был напечатан и этот очерк.

В 1938 многое из им написанного в 1918 году Кольцову вспомнили.


1
У Намюра тяжело ухают пушки. Валлония и Фландрия распростерты в пыли и крови. Воины Бельгии, Тили Уленшпигли двадцатого столетия, в серых кепи и с вещевыми мешками, устало отодвигаются вглубь к Антверпену. Париж молчит, только осенние деревья в Венсенском парке тяжело шумят. В Cafe de la Paix — грохот выстрела и падающего тела. Это Жан Жорес склонился простреленной широкой старой грудью на мраморный столик. Первый и последний пацифист «великой войны».

На бульварах жутко громят немецкие магазины. В палате жужжит оппозиция. Иностранные корреспонденты покупают у уличных гаврошей ворохи вечерних газет и шлют длинные срочные телеграммы.

Русские журналисты тоже мобилизованы. Длинные, тоскливые, как изгнание евреев из Иерусалима, эмигрантские споры стали жарче и мучительнее. Свободное от споров, митингов и политических резолюций время все взрослое население русской колонии в Париже тратит на писание корреспонденций и впечатлений. Горы впечатлений! Дождь из впечатлений! Заказные пакеты везут впечатления парижских изгоев в русские газеты.

Лучше всех впечатления у Антида Ото [1]. Умнее всех статьи у Антида Ото. Содержательнее всех корреспонденции у Антида Ото. Они растекаются широкими и красноречивыми фельетонами на столбцах «Киевской мысли» и «Одесских новостей». Читатели от Могилева до Евпатории зачитываются Антидом Ото. Они видят наяву, в пестрых и ловко сделанных картинках, в умелых характеристиках и сравнениях, всю великую борьбу на Западе. Они ясно представляют себе, как кипит портовая жизнь в Марселе, как умирают люди на Марне, как волки когтят в горах альпийских стрелков, как маршируют по французским улицам колониальные войска.

Read more... )
[identity profile] yadocent.livejournal.com
Оригинал взят у [livejournal.com profile] yadocent в Роль Троцкого в Октябрьской революции и становлении советской власти.

Меня тут называют троцкистом, несмотря на мои протесты, и тщетные попытки опровержения. Прихожу к выводу, что ярлык троцкиста лепится автоматически на ЛЮБОГО, КТО ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОГУЛЬНО КЛЕЙМИТЬ ТРОЦКОГО КАК ПРЕДАТЕЛЯ, КТО ПЫТАЕТСЯ РАЗОБРАТЬСЯ В ЕГО ЗАСЛУГАХ, ЦЕЛЯХ И ФАКТАХ (именно фактах, а не клевете возведённой на него) деятельности. Замечаешь, что в его ПСС нет такого-то якобы его заявления, напоминаешь, что Ленина называл Троцкого «лучшим большевиком» всё, ты троцкист. А умно ли это, и кому легче от прятанья головы антитроцкистов в песок незнания?
О признаниях осужденных, по Троцкистско-зиновьевскому центру выбитых ли, или искренних поговорим позже, а пока только о теме обозначенной в названии.
Перечислим факты:
Люди, выросшие в СССР, как правило, не сознают, что Троцкий был не просто видным революционером, а фигурой, практически равной Ленину. Только их двоих в Советской России официально именовали "вождями": "вождь революции товарищ Ленин" и "вождь Красной Армии товарищ Троцкий". Троцкий имел на руках бумагу: "Все сделанное товарищем Троцким мною безоговорочно поддерживается, и все его распоряжения должны беспрекословно исполняться, как если бы они были лично мои. Предсовнаркома Ульянов (Ленин)".
Во время революции 1905 года, когда Ленин лишь ненадолго вернулся из эмиграции и ничего особенного не совершил, Троцкий был, ни много, ни мало, председателем Ленинградского совета. Блистал на митингах, сидел, бежал. После раскола РСДРП на большевиков и меньшевиков Троцкий объявил себя независимым и уговаривал враждующие стороны помириться. За это Ленин называл его "Иудушкой", но позиция "над схваткой" помогала Троцкому зарабатывать политические очки. Блестяще владея несколькими языками, он слал в ведущие европейские газеты репортажи с балканской войны 1912 года, так что и на Западе его знали неплохо. После первой неудачной попытки захвата власти 3-4 июля, когда Ленин с Зиновьевым скрылись в шалаше на озере Разлив, Троцкий попал в тюрьму, но после "корниловского мятежа" вышел из нее триумфатором и во второй раз возглавил Петроградский совет.
Сегодня историки практически единогласно признают, что октябрьским переворотом руководил в основном Троцкий. Владимир Маяковский так описывал обстановку в "штабе революции":
"Вас вызывает товарищ Сталин,
направо третья, он там".
"Товарищи, не останавливаться, чего встали?
В броневики и на Почтамт
по приказу товарища Троцкого!"
"Есть!" - повернулся и скрылся скоро.
И только на ленте у флотского
под лампой блеснуло: "Аврора".

Поэма "Хорошо!" писалась к 10-летию Октября, когда Троцкий уже находился в глубокой опале, но Маяковский счел невозможным его не упомянуть. Из всех последующих изданий строка о Троцком была вымарана. Внимательные читатели недоумевали, отчего это к слову "флотского" отсутствует рифма.

В первом большевистском правительстве Троцкий стал народным комиссаром по иностранным делам. Его главной задачей были мирные переговоры с Германией. Сталинский "Краткий курс" и все последующие советские учебники истории камня на камне не оставили от "нелепой" и "изменнической" идеи Троцкого: "Ни мира, ни войны, а армию распустить". Ряд современных исследователей указывают, что Троцкий, конечно, ошибся в расчетах, но мысль сама по себе не была такой уж глупой. Ленин и ЦК большевиков не считали его ни изменником, ни идиотом, и не пытались поправить. Троцкий надеялся, что Берлин воспользуется возможностью перебросить все наличные силы на Западный фронт и не станет предъявлять Советской России территориальных претензий. Кроме того, он со дня на день ждал революции в Германии, и всячески тянул время, втягивая немецкую делегацию в философские дискуссии.
3 марта советская делегация подписала Брестский договор, а на следующий день председателем Высшего Военного Совета (с сентября 1918 года - Реввоенсовета республики) был назначен Троцкий. 13 марта он стал еще и наркомом по военным и морским делам,
Троцкий придумал эмблему в виде серпа и молота и орден Боевого Красного Знамени, лично написал текст присяги, которую, с некоторыми изменениями, до сих пор принимают российские военнослужащие, и создал систему военкоматов, действующую и поныне.
Пожалуй, главной заслугой Троцкого перед советской властью было массовое привлечение на службу бывших царских офицеров, без которых красным вряд ли удалось бы победить. Начало положила директивная статья Троцкого в "Известиях", опубликованная 23 июля 1918 года. "Девяносто девять сотых офицерства заявляют, что не могут участвовать в гражданской войне, - писал он. - С этим надо покончить! Офицеры получили свое образование за счет народа. Те, которые служили Николаю Романову, могут, и будут служить, когда им прикажет рабочий класс". Многие в партийной верхушке считали идею сомнительной и опасной, но Троцкий настоял на своем. Из 200 тысяч офицеров бывшей императорской армии 75 тысяч служили у красных, и лишь 50 тысяч у белых. Из 20 командующих красными фронтами офицерами царского времени были 17, из 100 командармов - 82, начальники штабов фронтов, армий и дивизий - все.
Среди "военспецов" были такие "звезды", как самый знаменитый российский генерал Первой мировой войны Алексей Брусилов, или Борис Шапошников, при Николае II бывший полковником Генштаба, а при Сталине дважды возглавлявший "мозг армии".
Однако офицеры служили большевикам не только за страх, но и за совесть. Четыре бывших генерала, попав в плен к белым, не отреклись от новой присяги и были расстреляны. Смыслом жизни для большинства офицеров была великая и неделимая Россия. В монархии Романовых они разочаровались, капиталистические ценности являлись для них пустым звуком, а в большевиках многие увидели силу, способную собрать развалившуюся империю и даже привести ее к новым вершинам могущества. Еще летом 17-го года, сидя в немецком плену, Михаил Тухачевский говорил товарищам: "Нам больше всего подходит одеяние диктатуры. Если Ленин сумеет сделать Россию сильной страной, я выбираю марксизм". Офицеры Генерального штаба - элита вооруженных сил, потомственная "военная косточка" - шли к большевикам охотнее, чем интеллигенты, призванные в армию во время войны. Свыше 600 бывших генштабистов записалось в Красную Армию. К белым потом перебежали около ста. Процент дезертиров среди рядовых красноармейцев был выше.
В начале 20-х годов Троцкий проповедовал "сверхиндустриализацию" и "форсированную перекачку средств из деревни в город". Сталин по конъюнктурным соображениям возражал, заслужив от Троцкого уничижительное, по мнению последнего, прозвище "крестьянский король", но, изгнав главного оппонента, в точности воплотил его идею.
Некоторые российские историки подчеркивают еврейское происхождение Троцкого. Но Троцкий не являлся ни еврейским националистом, ни русофобом. Он был абсолютным космополитом и атеистом, не знал языка идиш и никогда не проявлял ни малейшего интереса к еврейскому вопросу или идее создания Израиля, которая начала широко обсуждаться при его жизни. Нет никаких свидетельств того, что Троцкий кому-либо оказывал протекцию по национальному признаку. Он хотел радикально изменить мир, и любое традиционное общество ему было одинаково чуждо. Судя по всему, Троцкому было все равно, где делать революцию - в России или на Гавайях. И везде он действовал бы теми же методами.

Не раз приходилось слышать будто Троцкий вступил в союз с Гитлером против СССР и Сталина. Вот одна из последних его статей: «СТАЛИН - ИНТЕНДАНТ ГИТЛЕРА» http://www.magister.msk.ru/library/trotsky/trotm472.htm и абзац поражающий силой пророчества:
«Завтра мы услышим, несомненно, по радио голоса вчерашних коммунистических вождей, которые, в интересах своих правительств, будут на всех языках цивилизованного мира, и в том числе на русском языке разоблачать измену Кремля. Распад Коминтерна нанесет неисцелимый удар авторитету правящей касты в сознании народных масс самого Советского Союза. Так, политика цинизма, которая должна была, по замыслу, укрепить позиции сталинской олигархии, на самом деле приблизит час ее крушения. Война сметет многое и многих. Хитростями, уловками, подлогами, изменами никому не удастся уклониться от ее грозного суда».

И самое главное отношение Троцкого к СССР, мог ли человек, написавший эти строки:
«Однако, наша статья была бы в корне ложно понята, если бы она натолкнула на тот вывод, будто в Советском Союзе сметено будет все то новое, что внесла в жизнь человечества Октябрьская революция. Автор глубоко убежден в противном. Новые формы хозяйства, освободившись от невыносимых оков бюрократии, не только выдержат огненное испытание, но и послужат основой новой культуры, которая, будем надеяться, навсегда покончит с войной», быть пособником Гитлера и желать поражения СССР?

С форума

[identity profile] yadocent.livejournal.com
Оригинал взят у [livejournal.com profile] yadocent в История одной картины

В 1927 году известный художник Константин Юон в честь первого юбилея Октябрьской революции написал большое портретное полотно «Первое появление В.И.Ленина на заседании Петросовета в Смольном 25 октября 1917».


В соответствии с исторической правдой за спиной Владимира Ленина (Ульянова) сидят: Лев Троцкий (Бронштейн), Николай Подвойский, Феликс Дзержинский; стоят: Алексей Рыков, Георгий Ломов (Оппоков), Лев Карахан (Караханян), Иосиф Сталин (Джугашвили), Владимир Милютин, Лев Каменев (Розенфельд), Владимир Антонов-Овсеенко (Овсеенко) и др.

Стремясь к максимальной достоверности, художник даже изобразил Ленина без привычной бородки (после него этот подвиг рискнул повторить только Сергей Бондарчук в фильме «Красные колокола» (1984).

Но…

Конъюктура менялась. Активные участники Октября превращались в «проклятых уклонистов-оппозиционеров». Посему партийные чиновники, переквалифицировавшись в экспертов-искусствоведов, вынесли свой приговор:

Мое мнение: за такую похабщину следует: 1) Юона и руководителя АХРРа посадить в Бутырки на 2 недели… картину уничтожить. 10.10.27 г. И.Товстуха (секретарь генсека ВКП(б) Сталина)

Никуда не годится! Худшая карикатура на 1 день 2 го съезда. 18.11.27 г. Енукидзе (председатель Комиссии по контролю за деятельностью Академии наук).

Картину с будущими «врагами народа» спрятали в запасник, а позже Юона заставили ее переписать. В октябре 1935 в газете "Правда" в статье "Стиль эпохи претворить в живопись" он рассказал: «…я заканчиваю работу над большой картиной, приближающейся по теме к требованиям выставки "Индустрия социализма". Это – "Первое появление Ленина в Смольном". Вещь делается по заказу Института Маркса – Энгельса – Ленина».


В этом новом варианте ряды вождей сильно поредели, превратившись в жалкую кучку «разрешенных к употреблению» - Сталин, Дзержинский, Урицкий и Молотов. Впрочем, и эта картина вышла в свет тоже ненадолго: провисела в ГИМ до 1939, а затем её убрали в запасник. И достали только через 60 лет, к выставке "Мифы революций", прошедшей в 2007.

Вот такая история про переписывание истории.

В качестве довеска: еще один портрет предположительно работы К.Юона.

[identity profile] yadocent.livejournal.com
Оригинал взят у [livejournal.com profile] yadocent в Лев Троцкий как вождь Октябрьской Революции
http://www.jewish.ru/history/press/2011/12/lev_trockiy.jpg

...В июле 1917 года Троцкий был арестован по приказу Временного правительства как немецкий агент. Его поместили в тюрьму "Кресты". В августе, во время мятежа генерала Корнилова, его выпустили на свободу, и он сразу же отправился в недавно созданный комитет по обороне революции. С 25 сентября (8 октября). Троцкий председатель Петроградского совета.

Полковник Никитин - начальник контрразведки, лично пришел арестовывать Ленина. Но в его квартире застал только Крупскую. Владимир Ильич успел сбежать. Позже Никитин арестовал Троцкого, которого вскоре пришлось выпустить.

Вся подготовка вооруженного восстания большевиков шла практически без Ленина. Владимир Ильич вместе с Зиновьевым в это время прятались в шалаше на берегу озера Разлив. Вот что писал начальник контрразведки полковник Никитин: "После июльского бегства Ленина его личное влияние падает. Чернь подымается. Революция дает ей своего вождя. - Троцкого. Троцкий на сажень выше своего окружения. Чернь слушает Троцкого, неистовствует, горит. Клянется Троцкий, клянется чернь. В революции толпа требует позы, немедленного эффекта. Троцкий родился для революции, он не бежал. Октябрь Троцкого приближается, планомерно им подготовленный и технически разработанный. Троцкий-председатель Петроградского Совета..., составляет план, руководит восстанием и проводит большевистскую революцию.

Троцкий постепенно один за другим переводит полки на свою сторону, последовательно день за днем захватывает арсеналы, административные учреждения, склады, вокзалы, телефонную станцию...".

В отсутствие Ленина Лев Давидович оказался в главных ролях. Он методично привлек на свою сторону весь гарнизон столицы. Уже 21 октября гарнизон признал власть Совета рабочих и солдатских депутатов. С этого дня столица принадлежит уже не Временному правительству, не Керенскому, а Троцкому. (См. Л.Млечин. "Зачем Сталин убил Троцкого". М., из-во "Центрполиграф", 2010). На стороне Временного правительства оставалась только Петропавловская крепость. Туда поехал Троцкий. Он выступил на собрании гарнизона, и солдаты приняли решение поддержать Совет рабочих и солдатских депутатов.

Временное правительство, его глава Керенский видели, что большевики готовятся захватить власть. Однако силы, которыми они располагали, были крайне ограничены.

25 октября красногвардейцы захватили телеграф, центральную и городскую телефонные станции. Телефоны Зимнего дворца, где находилось Временное правительство, были отключены.

Однако Керенский кое-какие силы для защиты Зимнего дворца все же собрал. Две школы прапорщиков, юнкеров Константиновского артиллерийского училища, отряд казаков, женский батальон. Но в Зимнем дворце царил полный хаос. В результате юнкера просто напросто разбежались. Ушли и казаки. Только женский батальон хранил верность Временному правительству и готов был его защищать. Фактически Зимний дворец большевики захватили без боя. Комиссия Петроградской городской думы позднее установила, что жертвами стали три женщины-солдатки, которых изнасиловали. Керенский сбежал, а министры, входившие в состав Временного правительства, были арестованы.

Решающую ночь октябрьского восстания Троцкий провел в Смольном, он руководил действиями военных частей, взявших Зимний дворец и другие важные стратегические объекты.

Пока брали Зимний дворец в Смольном институте открылся Второй Всероссийский съезд Советов. На трибуне появился Троцкий. Он объявил об аресте Временного правительства и переходе всей власти к Советам. В это время в зале появился Ленин. И Троцкий сообщил делегатам: "В нашей среде находится Владимир Ильич Ленин, который в силу целого ряда условий не мог появиться среди нас. Да здравствует возвратившийся к нам товарищ Ленин!".

Лев Давидович четыре года отсидел в царских тюрьмах, еще два года был в ссылке. Дважды бежал из Сибири. Это тоже способствовало его авторитету.

Троцкий по значимости в революционном движении был человеком того же уровня что и Ленин. Многие историки на Западе, а теперь и некоторые в России считают, что если бы тогда не было ни Ленина, ни Троцкого Октябрьская революция не состоялась бы. История России пошла бы другим путем.

Ну а где был в эти решающие дни великий вождь революции товарищ Сталин? А он просто потерялся. Потом ему найдут, вернее он сам себе найдет почетное место - везде рядом с Лениным. Но это будет потом, через многие годы, когда окончательно укрепится диктатура генсека и он сможет делать с историей все что захочет. Правда Ленина в этой сталинской от начала до конца фальсифицированной истории он сохранит, даже отведет ему ведущее место. Всячески будет подчеркивать, что он ученик Ленина.

Где же все-таки был в решающий момент восстания 24 октября товарищ Сталин? Известные западные историки строят различные догадки. Например, А.Улам, известный советолог считает, что отсутствие Сталина 24 октября связано с тем, что он якобы входил в резерв партийного центра, которое могло взять на себя руководство в случае если восстание даст осечку. По мнению Улама Сталин выступал в роли запасного игрока. Исаак Дейчер пишет: "Отсутствие, бездеятельность Сталина в штабе во время восстания невозможно объяснить. Это остается странным и непреложным фактом". Американский историк, профессор Мичиганского университета Роберт Слассер в своей книге "Сталин в 1917 году" (М., из-во "Прогресс", 1989) отмечает, что Сталина нельзя упрекнуть в недостатке ума, но порой он с трудом воспринимал новую для себя ситуацию. Слассер подчеркивает: "Что может быть более позорным для человека, претендовавшего на место в руководящей верхушке партии, чем упустить великий и неповторимый момент триумфа, момент взятия власти? Потребуются... многие километры печатного текста, реки чернил и крови - пока Сталин, наконец, не успокоится, уверившись, что его отсутствие среди тех, кто руководил революцией 1917 года, навсегда стерто с памяти людей"... Среди мотивов, побудивших Сталина развязать "великую чистку", жертвами которой оказались многие старые большевики, далеко не последнее место занимало стремление уничтожить и заставить замолчать неудобных свидетелей и участников событий в Октябре 1917 года. Они были хорошо осведомлены о его подлинной роли в этих событиях.

Многие современники отмечали способности Троцкого. Он был прекрасный оратор и публицист. И к тому же обладал даром организатора.

В 1919 году в очерке о председателе Реввоенсовета Анатолий Луначарский писал: "Я считаю Троцкого самым крупным оратором нашего времени. Я видел Троцкого говорящего по два с половиной - три часа перед совершенно безмолвной, стоящей при том же на ногах аудиторией, которая как зачарованная слушала". Что же касается его таланта организатора, он ярко проявился в период Октябрьской революции и в годы Гражданской войны, когда он возглавил Красную Армию.

На заседании ЦК партии большевиков формировали первое советское правительство. Ленин вносит предложение назначить Троцкого председателем Совета Народных Комиссаров. Тот категорически отказался.

- Но почему же? - настаивает Ленин. - Вы же возглавляли Петроградский Совет, который взял власть. Вам, как говорится и карты в руки.

- Нет! - решительно говорит Троцкий. - Не надо давать врагам в руки такое оружие, как мое еврейское происхождение.

Антисемитом Ленин не был и потому возмутился.

- У нас великая революция и какое значение могут иметь такие пустяки?

- Революция великая, но и дураков осталось немало. По этой же причине Троцкий отказался от поста наркома внутренних дел. Тогда Свердлов предложил - Льва Давидовича надо противопоставить Европе. Пусть берет иностранные дела. Так Троцкий стал первым советским наркомом иностранных дел. Руководителем дипломатического ведомства Лев Давидович был только четыре месяца. Начавшаяся Гражданская война поставила перед руководством партии большевиков первоочередную задачу создание сильной армии. Кого поставить во главе ее? Правда, армию предстояло еще создать. Нужен был человек с железной волей и организаторскими способностями. По инициативе Ленина наркомом по военным и морским делам назначили Троцкого. Он же возглавил Реввоенсовет республики. Троцкий фактически и создал Красную Армию. Но это уже другие страницы богатой событиями биографии Льва Троцкого.

Полностью
И.Тельман

[identity profile] pravda1917.livejournal.com
Оригинал взят у [livejournal.com profile] pravda1917 в Лидеры большевиков в 1917: формальный анализ "записок о революции" Суханова.
Записки Суханова написаны по горячим следам в 1918-1919 году. В это время в партии большевиков тенденции к переписыванию истории революции не было даже в зачатке. К тому же Суханов, будучи меньшевиком-интернационалистом и поддерживая Мартова, был "равноудален" от большевистских лидеров. Это делает его заметки довольно обьективным источником, с точки зрения приведенного ниже формального анализа.

"Записки" состоят из семи книг, описывающих события в хронологической последовательности. Был взят список из примерно 25 большевиков и посчитан их "индекс цитирования", то есть количество упоминаний каждого лидера в каждой книге. Сводная таблица тех, кто оказался упомянут более трех раз, приведена в конце поста. А для начала, топ-10 большевиков по всем заметкам:

1. Ленин 729
2. Троцкий 401
3. Каменев 178
4. Луначарский 165
5. Зиновьев 74
6. Раскольников 37
7. Шляпников 27
8. Урицкий 21
9. Антонов-Овсеенко 19
10. Сталин 13

Хронологическая разбивка по книгам, с комментариями:

Книга I. Первые дни февральской революции. (21 февраля - 2 марта)
  Шляпников 11
  Молотов 3
  Ленин 2
  Троцкий, Сталин - по 1

Ленин, Троцкий и Зиновьев - в эмиграции, Каменев и Сталин - в ссылке. На первое место, закономерно, выходит номинальный лидер петроградских большевиков  Шляпников, а "человек номер два" из тех большевиков, что царская охранка оставила на свободе, это молодой Молотов.


Книга II. Каменев и Сталин вернулись из ссылки. (3 марта - 3 апреля)
  Каменев 43
  Ленин 13
  Шляпников, Урицкий - по 9
  Сталин 5

"Звездный час" Сталина, он упомянут аж 5 раз, и единственный раз твердо входит в пятерку, на пятом месте. Место лидера занимает Каменев.

Книга III. Приезд Ленина и апрельские тезисы. (3 апреля - 5 мая)
  Ленин 340
  Каменев 31
  Троцкий 25
  Зиновьев 10
  Шляпников 4

Приехал Ленин, и сразу же все остальные далеко позади. В самом конце книги приезжает Троцкий, и даже этого ему хватает чтобы войти в первую тройку с 25-ю упоминаниями. Это в два раза больше чем у Сталина за все 7 книг, а в этой книге он не упомянут вообще ни разу.

Книга IV. Приезд Троцкого. (6 мая - 8 июля)
  Ленин 199
  Троцкий 140
  Луначарский 130
  Каменев 40
  Зиновьев, Раскольников - по 30

Троцкий - уже второй после Ленина, почти сравниваясь с ним. На третьем месте другой приехавший межрайонец, Луначарский. Заметен Раскольников, как лидер кронштадцев. А будущий вождь народов упомянут 4 раза, уступив Урицкому и разделив в моем неполном списке 9-10 место с Ногиным.

Книга V. Июльские дни (8 июля - 1 сент.)
  Ленин 31
  Троцкий 27
  Каменев 17
  Луначарский 16
  Зиновьев 11

Большевики арестованы, главное действующее лицо - Корнилов, упомянутый более 400 раз. Сталин упомянут 2 раза.

Книга VI. После корниловщины и перед октябрем. (1 сент. - 22 окт.)
  Троцкий 102
  Ленин 46
  Каменев 21
  Зиновьев 7
  Луначарский 6

Ленин в подполье, главным большевиком в период подготовки переворота становится Троцкий. Сталин не упомянут ни разу.

КнигаVII.  Октябрьская революция. (23 окт. - 1 ноября)
  Троцкий 105
  Ленин 98
  Каменев 26
  Антонов-Овсеенко 19
  Зиновьев 16
  Луначарский 13

Октябрьский переворот. Ленин выходит из подполья и практически сравнивает счет по упоминаниям с Троцким. На четвертое место выходит Антонов-Овсеенко (вспомним известную цитату из Сталина) Также появляются и другие активные организаторы октябрьского переворота: Подвойский - 6, Свердлов - 5, Дыбенко - 5, Крыленко - 3. Сталин упомянут только один раз, как наркомнац в общем списке новоиспеченных наркомов.




кн.I кн.II кн.III кн.IV кн.V кн.VI кн.VII всего
ленин 2 13 340 199 31 46 98 729
троцкий 1 1 25 140 27 102 105 401
каменев 0 43 31 40 17 21 26 178
луначарский 0 0 0 130 16 6 13 165
зиновьев 0 0 10 30 11 7 16 74
раскольников 0 0 3 30 4 0 0 37
шляпников 11 9 4 1 1 0 1 27
урицкий 0 9 2 5 1 0 4 21
антонов 0 0 0 0 0 0 19 19
сталин 1 5 0 4 2 0 1 13
ногин 0 1 0 4 3 2 1 11
крыленко 0 0 0 5 0 1 3 9
молотов 3 4 0 0 0 0 0 7
подвойский 0 0 0 1 0 0 6 7
дыбенко 0 0 0 0 0 1 5 6
свердлов 0 0 0 0 0 0 5 5
бухарин 0 0 0 0 0 4 0 4


Забавно, что если просуммировать результаты Ленина и Троцкого с четвертой книги по седьмую, то у обоих получится ровно 374 упоминания. Дружеская ничья. Если сильно того захотеть и из спортивного интереса включить кусочек третьей книги, где появляется Троцкий, то у него наверное получится чуть-чуть больше. Что, впрочем, неважно.

Обсчитаный список большевиков мог быть неполным. Например неплохие результаты Ногина были сюрпризом, он попал в список довольно случайно. Мог быть пропущен и кого-то еще, ранга Шляпникова, Молотова или Раскольникова. Из шести большевиков из завещания Ленина, ни разу не упомянут молодой киевлянин Пятаков, и только 4 раза москвич Бухарин. Оно и неудивительно: книга в основном описывает события в Петрограде.

Profile

tov_trotsky: (Default)
товарищ Троцкий

July 2017

S M T W T F S
       1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 27th, 2017 04:37 am
Powered by Dreamwidth Studios