[identity profile] yadocent.livejournal.com


Из обзорной статьи

СОЗДАНИЕ КРАСНОЙ АРМИИ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПРОГРАММА БОЛЬШЕВИКОВ

...Придя к власти, большевики не имели четко продуманного плана реорганизации российских Вооруженных Сил, однако необходимость военной реформы диктовалась не только очевидным развалом армии в период с февраля по октябрь 1917 г., но и изменением приоритетов государства в области обеспечения внутренней и внешней безопасности. В результате за основу нормативно-правовой базы перестройки Вооруженных Сил России была взята политическая программа РСДРП(б). Разработанная в 1903 г., она предполагала "замену постоянного войска всеобщим вооружением народа". Доказывая оправданность данного тезиса, Ленин отмечал, что "постоянное войско везде и во всех странах служит не столько против внешнего, сколько против внутреннего врага. Постоянное войско повсюду стало орудием реакции, слугой капитала в борьбе против труда, палачом народной свободы", "опыт Западной Европы показал всю реакционность постоянного войска. Военная наука доказала полную осуществимость народной милиции, которая может стать на высоту военных задач и в оборонительной, и в наступательной войне"
Read more... )
[identity profile] maysuryan.livejournal.com

Памятник крылатым словам Л. Д. Троцкого в Абакане (Хакассия)

11 октября 1922 года, выступая на пятом съезде Российского комсомола, Лев Троцкий призвал молодёжь "грызть гранит науки". Эта фраза сразу стала крылатой, её стали повторять по любому поводу. Потом автор фразы стал оппозиционером, потом был выслан из страны, потом стал жертвой ледоруба Рамона Меркадера... а фраза осталась.
Её употребляли всю советскую эпоху, уже не вспоминая автора. Более того, даже теперь, после проведённой декоммунизации, памятники крылатому выражению Льва Давидовича продолжают преспокойно стоять в украинских городах: в Киеве, Черкассах, Виннице, Житомире... Ну, и в России тоже: в Абакане, Обнинске, Троицке, Йошкар-Оле, Чебоксарах, Кирове и других местах.
Как хотите, а мне в этом видится совершенно ясная символика.Read more... )
[identity profile] maksim-kot.livejournal.com
Отсутствие самостоятельных идей / решений у русской интеллигенции по Л.Д. Троцкому

«Мало того, что слово не переходило в дело - «моя мысль и моё слово были моим делом», - могла бы о себе сказать русская интеллигенция: «их завещаю потомству!» - но в самом царстве мысли мировой русская интеллигенция была ведь только приёмышем: жила на всём готовом, но своего ничего не внесла.

Пред ней всегда оказывался огромный выбор готовых литературных школ, философских систем, научных доктрин, политических программ. В любой европейской библиотеке она могла наблюдать свой духовный рост в тысяче зеркал: больших, малых, круглых, квадратных, плоских, вогнутых, выпуклых... Это приучало её к самонаблюдению, изощряло интуицию, гибкость, восприимчивость, чуткость, женственные черты психики, но в корне подрезывало физическую силу мысли. Одна эта постоянная возможность получить сразу и легко, почти без усилий, «идею» вместе с её готовой критикой и вместе с критикой этой критики не могла не парализовать самостоятельное теоретическое творчество. «Наши умы, - превосходно сказал Чаадаев о русской интеллигенции, - не бороздятся неизгладимыми следами последовательного движения идей, потому что мы заимствуем идеи уже развитые».

Отсюда ужасающая идейная чресполосица, постоянные теоретические недоразумения, неожиданнейшая философская отсебятина. «В наших лучших головах, - писал тот же Чаадаев, - есть что-то большее, чем неосновательность». Тургенев утверждал, что у русского человека не только шапка, но мозги набекрень. Сам Чаадаев пал жертвой своей тоски по последовательности, которая - увы! - и у него оказалась чем-то худшим, чем неосновательность.

Раздражение охватывает, когда глядишь на самодовольно-почтительных историков и портретистов нашей интеллигенции. У нас значится полуторастолетняя интеллигенция, бескорыстнейшая, насквозь идейная, живущая «для мысли», «для Европы», - а что мы дали миру в области философии или общественной науки? Ничего, круглый нуль! Попытайтесь назвать какое-нибудь русское философское имя, большое и несомненное. Владимир Соловьёв, которого обычно вспоминают только в годовщину смерти? Но туманная метафизика Соловьёва не только не вошла в историю мировой мысли, - она и в самой России не создала никакого подобия школы. Кое-чем позаимствовались у Соловьёва гг. Бердяев, да Эрн, да Вячеслав Иванов... А этого маловато.

Г. Гарт, философ из бывших октябристов, растерявшись при виде той разнузданности, с какою у нас интенданты грабят, реакционеры бесчинствуют, а октябристы низкопоклонничают, озирается беспомощно вокруг в поисках такого категорического императива, который пришёлся бы как раз по «широкой русской натуре» (в том числе и по интендантской), совладал бы с её добродушно-распущенной рыхлостью, дисциплинировал бы её внутренней дисциплиной и отучил от взяток. Где же он, грядущий славянский Кант? - спрашивает его маленький предтеча. Да, где он в самом деле? - Нет его. Где наш Гегель? Где кто-нибудь равновеликий сим? В философии у нас нет никого, кроме третьестепенных учеников и безличных эпигонов.

Мы были богаты «самобытным» социальным утопизмом, да и сейчас его ещё хоть отбавляй. Но что внесли мы своего в сокровищницу социальной мысли? Народничество, русский суррогат социализма? Но ведь это не что иное, как идейная реакция нашей азиатчины на разъедающий её капиталистический прогресс. Это не новое завоевание мировой мысли, а только небольшая глава из духовной жизни исторического захолустья.

Где наши великие утописты? Самый большой из них - Чернышевский; но и он, придавленный убогостью социальных условий, остался учеником, не выросли в учителя. Герцен, Лавров, Михайловский ни в каком смысле не входят в историю мирового социализма; они целиком растворяются в истории русской интеллигенции. Пожалуй, один Бакунин ещё вписал свое имя в книгу европейского рабочего движения, но он именно должен был для этого всецело оторваться от почвы русской общественности, да и в европейскую он вошёл не необходимым составным элементом, а как преходящий эпизод, притом же вовсе не такой эпизод, который знаменует шаг вперед. Что осталось теперь от бакунизма? Пара предрассудков в романском рабочем движении, не более... Можно бы, конечно, тут назвать Толстого; но и это не выйдет убедительным. Бесспорно, Толстой весь, целиком, с ременным пояском и чунями пеньковыми, вошел в обиход мировой мысли, но не своей социальной философией, а как огромный человеческий факт. «Учение» же его, как было, так и осталось субъективными лесами его духа, оно сохраняет огромную биографическую ценность, но после европейских религиозных реформации и европейских революций, после европейских социальных учений XIX столетия, - какое новое слово сказал Толстой?

Повторим ещё раз: история нашей общественной мысли до сих пор даже клинышком не врезывалась в историю мысли общечеловеческой. Это мало утешительно для национального самолюбия? Но, во-первых, историческая правда не фрейлина при национальном самолюбии. А во-вторых, будем лучше наше национальное самолюбие, полагать в будущем, а не в прошлом».

1912

Источник: http://vikent.ru/author/1036/
1912 г.

Троцкий Л.Д., Об интеллигенции, в Сб.: Интеллигенция. Власть. Народ. Русские источники современной социальной философии: Антология. М., Институт философии РАН, 1993 г., с. 112-113.


Источник: http://vikent.ru/enc/4708/
[identity profile] yadocent.livejournal.com
Что такое Свияжск?
Только после Свияжска и Казани Красная армия выкристаллизовалась в те боевые и политические формы, которые, изменяясь и совершенствуясь, стали классическими для Р.С.Ф.С.Р.
6-го августа 1918 г. из Казани бежали немногочисленные, наскоро сформированные полки, и лучшая их, сознательная часть зацепилась за Свияжск, остановилась, решила стоять и драться. И в то время, как толпы дезертиров, бегущих от Казани, докатывались чуть ли не до Нижнего-Новгорода, запруда, образовавшаяся в Свияжске, уже остановила чехо-словаков, и генерал, пытавшийся взять штурмом железнодорожный мост через Волгу, был убит во время ночной атаки. Таким образом первое же столкновение белых, только что взявших Казань, а потому и морально, и материально более сильных,- с ядром Красной армии, пытавшимся защищать переправу через Волгу, снесло голову чехо-словацкого наступления. В лице генерала Б., оно потеряло своего популярного и талантливого вождя. Вероятно, ни белые, упоенные недавней победой, ни красные, сплотившиеся вокруг Свияжска, не догадывались, какое историческое значение имели их первые пробные стычки.
Без материалов, без карты, без опроса товарищей, бывших тогда в составе 5-й армии, очень трудно обрисовать военное значение Свияжска. Многое уже забылось, и лица и фамилии - как в тумане. Но вот что никогда и нигде не забудется: это чувство величайшей ответственности за удержание Свияжска, объединявшее его защитников, всех от члена Реввоенсовета и до последнего красноармейца, в панике нагонявшего свой где-{с.178} то существующий, куда-то отступивший полк, и вдруг обернувшийся назад, лицом к Казани, со своей растрепанной винтовкой в руках и с отчаянной решимостью защищаться до последнего. - Все понимали положение так: еще шаг назад откроет "им" дорогу до Нижнего и путь на Москву, дальнейшее отступление - это начало конца, смертный приговор Республике Советов. Было ли это верно со стратегической точки зрения — я не знаю. Может быть, армия, откатившись еще дальше, собралась бы в такой же кулак на одной из бесчисленных точек, испещряющих карту, и оттуда понесла бы к победе свои знамена, — но морально это было правильно. И поскольку отступление от Волги означало тогда полное крушение, — постольку же возможность держаться, устоять, прислонившись спиной к мосту и отбиваясь на все стороны — давала право на реальную надежду.
Революционная этика в двух словах формулировала сложное положение: отступление — это значит чехи в Нижнем и Москве. Свияжск и мост не сдаются — это значит обратное взятие Казани Красной армией.
Кажется, на третий или четвертый день после падения Казани в Свияжск приехал Троцкий. Его поезд прочно стал на маленькой станции, паровоз, попыхтев, отцепился, ушел пить воду и уже не возвращался. Ряд вагонов стал так же неподвижен, как грязные избы и бараки, в которых помещался штаб 5-й армии. Он молчаливо подтвердил, что отсюда уходить некуда и незачем. Понемногу фанатическая вера в то, что эта маленькая станция станет отправным пунктом обратного наступления на Казань, начала претворяться в реальные формы. Каждый день, в течение которого этот глухой и бедный полустанок отстаивал свое существование против неизмеримо-сильнейшего противника, укреплял его силу и поднимал настроение. Приходили откуда-то из тыла, из отдаленных деревень сперва одиночки, потом небольшие отряды, и наконец — более сохранившиеся воинские части. Как сейчас, вижу этот Свияжск, где не было ни одного солдата "по принуждению". Все, что в нем жило и оборонялось, был связано крепчайшими узами добровольной дисциплины, добровольного участия в борьбе, которая в начале казалась совсем безнадежной.
Read more... )
[identity profile] yadocent.livejournal.com
История КРИ в СНГ насчитывает уже более двух десятков лет — едва ли не больше, чем возраст многих из тех, кто сегодня приходит в организацию. Не у каждого есть время, чтобы переворошить весь архив партийных газет или найти на сайте архив материалов. Поэтому зачастую, увы, получается, что далеко не все товарищи знакомы с историей собственной организации. Необходимость заполнить этот пробел давно назрела и перезрела. У нас нет никакого желания ни скрывать, ни переписывать собственную, зачастую далеко не простую историю. Честное изучение собственного прошлого — одна из гарантий от повторения ошибок.

Пролог

В 50-60-е годы XX века, по далеко не полным данным историков, в СССР существовало более 3 тысяч левых, марксистских оппозиционных групп, численностью от нескольких человек до нескольких десятков. Правда, существование их, как правило, бывало очень недолгим — успев сформулировать только основы своего мировоззрения и общие соображения о природе СССР и выпустить несколько листовок, они, как правило, громились органами КГБ. Тем не менее, число людей прошедших через эти группы, а впоследствии — через следственные изоляторы, тюрьмы и лагеря, можно смело оценить в 15–20 тыс. человек: вполне сопоставимо, например, с численностью большевистской фракции РСДРП в 1905 г.

В возмущении и понимании того факта, что «реальный социализм» далеко не так реален и социалистичен не было недостатка — была прервана и долгое время не могла восстановиться традиция, которая могла бы придать этому возмущению теоретическую стройность и обеспечить организационную форму, устойчивость и преемственность. Возникающие группы отличала детская беспомощность в политическом анализе, неустойчивость, отсутствие разработанной теории, программы и международных связей, которые в 20–30 годы были у Левой Оппозиции. Разумеется, эти недостатки глупо было бы ставить в вину героическим людям, вступавшим в смертельную борьбу с переродившейся советской бюрократией. За то время, пока они успевали жить и действовать, все это просто невозможно обрести. Работы же Льва Троцкого были неизвестны в СССР широким массам и потенциальным оппозиционерам даже в «самиздате» до конца 80-х. Кадры, — единицы бывших оппозиционеров, — были, но никто не пробовал их собрать воедино.

Исторически, подобная роль в отношении диктаторских режимов обычно ложилась на революционную эмиграцию. Однако, случай с СССР долгое время после убийства Льва Троцкого был печальным исключением. Отказ от попытки после смерти Сталина и некоторого смягчения режима в СССР воссоздать Советскую секцию — одна из фатальных ошибок 4-го Интернационала. Последний известный номер «Бюллетеня оппозиции» на русском языке вышел в августе 1941 г. После этого традиция окончательно прервалась. Регулярная работа, направленная на поиск и организацию сторонников в СССР, не велась или почти не велась. Что, впрочем, было затруднительно и вследствие других ошибок в прогнозе и тактике. Их анализу наши товарищи еще в середине 90-х посвятили отдельную работу.

Read more... )
[identity profile] yadocent.livejournal.com
Оригинал взят у [livejournal.com profile] yadocent в Памятник Иуде в Свияжске. Новая версия
Продолжение темы http://ru-klukva-ru.livejournal.com/1004056.html и http://yadocent.livejournal.com/119105.html

Оригинал взят у [livejournal.com profile] alexey1789 в Памятник Иуде в Свияжске. Миф или реальность?


65021787_SviyagskАвгуст 1918 года. В России вот уже почти год полыхает Гражданская война. Свияжск. Линия фронта уже вплотную подошла к городу, 7 августа белые части армии КОМУЧа (Комитет членов Всероссийского Учредительного Собрания) захватили Казань. Казалось, что вопрос потери красными Свияжска решён. 

Спасать положение на участке, где «решалась судьба революции», был призван Лев Троцкий, который отправляется туда на знаменитом литерном поезде. Обнаружив полнейшее разложение красных войск, грозный советский комиссар принял «гуманное» решение: расстреливать комиссаров, командиров и солдат отступающих частей (да-да, заградотряды придумали задолго до Сталинграда). Расстрелы велись и среди гражданского населения – велась борьба против «неблагонадёжных элементов», куда в частности вошло и духовенство. Лишь подобные жёсткие меры позволили отстоять город, а через месяц отбить Казань.

Этот решающий эпизод Гражданской войны так бы и запомнился единственной в истории сдачей в плен латышских красных частей, беспрецедентными жертвами и репрессиями по отношению к гражданскому населению, если бы не удивительная история, связанная с установкой Троцким в августе 1918 года в Свияжске памятника апостолу-предателю Иуде Искариоту.


Read more... )


ПС. Еще на ту же тему: http://iske-kazaner.livejournal.com/13845.html
http://iske-kazaner.livejournal.com/13612.html
[identity profile] dubell-dva.livejournal.com


На фоне "внезапной" любви новой российской буржуазии к товарищу Сталину, двое - Ленин и Троцкий вызывают у нее, у буржуазии, приступы иногда открытой, иногда замаскированной под "объективность" ненависти.
Что не удивительно.
И даже радует, потому как позволяет определить буржуйчика на раз, даже если он обмотался серпастомолоткастым флагом и скулит нечто похожее на "Интернационал".
Впрочем речь не о буржуях, прежних и нынешних, речь о...
Читаем.
Троцкий о Ленине )
[identity profile] yadocent.livejournal.com
Оригинал взят у [livejournal.com profile] yadocent в Два Троцких

март 1906 г.
Новый царский комендант Петербурга, вроде бы, справа, в этом нелепом шлеме.
Витте, конечно, никакого отношения к этому назначению не имел, так как ему уже была открыта дорога на выход. Он своё дело сделал, раздавил революцию, умиротворил подобием конституции и парламента умеренных, и вернул царю страну. За это весь двор и все Романовы его не переносили или просто ненавидели. Люто! Начиная с Царя и особенно с Царицы. Мавр уже был не нужен. В следующем месяце его выдавили в отставку.
В революцию 1905 года Витте довольно долго позволял Троцкому и его Петроградскому Совету существовать и даже действовать. Частично, в самом начале Витте делал это вынужденно, а попозже из тактических соображений. Но к концу года, в декабре 1905 года, власть правительства усилилась и не только в столице, и Витте арестовал Троцкого, а также почти всё руководство и большинство членов Совета. Это было в декабре 1905 г.


Суд над Советом рабочих депутатов Петербурга . 1906 г.

Как мы видим из первой картинки, которую поместил иллюстрированный еженедельный журнал "Нива" в марте месяце 1906 года, через два с половиной--три месяца после ареста Совета царь назначил Троцкого, только конечно другого, новым комендантом г. Петербурга. Это конечно могло быть случайным совпадением, а может и нет. В последнем случае, это не очень умный ход со стороны тех, кто насоветовал Царю назначить другого Троцкого. Это не могло сработать.
К тому же через несколько месяцев состоялся головокружительный побег Льва Давыдыча из Сибири, о котором две недели писали и рассуждали все ведущие газеты страны, и снова вбил его имя, а не имя генерала Троцкого, в сознание читателей газет в России.
Такой вот нескучный парадокс.

По материалам http://lj.rossia.org/users/veniamin/35012.html
[identity profile] yadocent.livejournal.com
Оригинал взят у [livejournal.com profile] yadocent в Николай II (Юбилей позора нашего: 1613 – 1913)
Николай II в 1905 году

Известный ныне умеренно-либеральный монархист Петр фон-Струве непочтительно называл Николая в 1904 году “августейшим штемпелем”, который де любым министром прикладывается к бумаге. Эта оценка была, однако, неверной. Николай Романов не только штемпель. Он сам – несмотря на все свое ничтожество – играет очень большую роль во всех событиях своего царствования. Борясь за подчинение себе царя, министры, шептуны и временщики вынуждены не только льстить ему на словах, прославляя его боговдохновенную мудрость, но и подлаживаться под него на деле, цепляться за его симпатии, раздувать его капризы, угождать его предрассудкам, – и таким образом в конце концов именно он сам, Николай II, со своими взглядами и вкусами, оказывается в центре всей государственной машины, всех ее преступлений и злодеяний. И та личная ненависть, какую питают к Николаю сознательные рабочие, да и все мыслящие и честные граждане, в полной мере заслужена этим коронованным уродом.

В конец обделенный природой, вырожденец по всем признакам, со слабым, точно коптящая лампа, умом, со слабой волей, Николай был воспитан в атмосфере казарменно-конюшенной мудрости и семейно-крепостнического благочестия своего родителя, крутого и тупого Александра III. Что такое свободная мысль человеческая и высшие человеческие страсти, что такое идеалы человеческие, – этого он, разумеется, не мог никогда узнать своим немощно бескровным мозгом – да еще в окружающей его непроницаемо-подлой обстановке векового лицемерия, искательства и раболепия. Он видел изо дня в день отражение своей жалкой физиономии только в полированно-льстивых лицах придворных карьеристов и приживалов, – и они изо дня в день пропитывали его худосочный мозг тем убеждением, что он, Николай Романов, является сосудом божественной благодати, которую он и должен изливать на них и на их присных в форме золотого дождя.

Образ мыслей Николая складывался в 1880-х и начале 1890-х годов, в эпоху мировой реакции и тупой неподвижности, – и в его сознании Россия навсегда запечатлелась, как покорное и молчаливое царство под спасительной подковой Александра III. Интересы династии, царя, наследника, великих князей, княгинь и княжен; хищные аппетиты золоченой придворной черни; своевластие министров, по-собачьи раболепных перед царем; ненасытность титулованных крепостников; акулья пасть святейшего синода, – в этой обстановке, среди этих условий и влияний, сложился нынешний властитель России, – и мудрено ли, если вся эта, от отца, деда и прадедов унаследованная обстановка казалась и кажется ему таким же естественным, природным, “божеским”, неизменным установлением, как солнечный свет и зимний холод?

“Не ждите земли: слушайтесь ваших предводителей дворянства”, – строго сказал Николай крестьянам во время коронования, повторяя слова отца своего; – “будьте спокойны: я не забуду ваших нужд”, – сказал он тогда же дворянам.

Новые потребности жизни, пробуждение народа, развитие революционного движения – все это поворачивалось к нему не только своей враждебной, но и своей непонятной, темной, “дьявольской” стороной. В маленькой, сырой и темной каморке своего миропонимания он не мог найти ничего для объяснения этих новых таинственных фактов, кроме церковных суеверий. Науки, книги – совершенно чуждая и враждебная ему область. Его прирожденная духовная трусость находит для себя единственный выход – в суеверии, в самых нелепых и непристойных формах его: колдовстве, гаданиях, заклинаниях…

И трусость царя, и его суеверия неотменно эксплуатировались окружающими его придворными кружками, этими истинными разбойничьими шайками, во главе которых стоят матерые атаманы. Без понимания событий, запуганный ими и озлобленный, Николай беспомощно и злобно барахтается со дня своего воцарения в водовороте интриг, разрывает одну паутину, чтобы тотчас же попасть в другую, освобождается от влияния одного прохвоста, чтоб попасть под влияние другого, еще большего. Он хочет одного: охранения самодержавного идиотизма, общественной и государственной неподвижности. И он ищет людей и средств, которые дали бы ему возможность преодолеть козни и чары исторического процесса. Победоносцев, князь Мещерский, Плеве, князь Сергий, мощи Серафима Саровского, Зубатов, чудодей Филипп, Азеф, молебны и расстрелы, Столыпин и Распутин, спиритизм и провокация, он за все хватается – то поочередно, то одновременно, чтоб приостановить колесо развития.

Но оно не останавливается. Романов озлобляется – и то подлое и порочное, что лежит в основе его натуры, все бесстыднее выступает наружу. Тупая апатия все чаще сменяется в нем припадками эпилептической злобы. Он быстро привыкает к веревке, свинцу, кандалам, крови, – и чтение отчетов о погромах, заточениях, расстрелах доставляет ему сладострастное удовлетворение.

В Николае II, как не раз уже указывалось, есть много черт, роднящих его с полоумным Павлом, у которого рассудок заменялся сумасбродством, а чувства – полуживотными капризами. Но Павел куролесил в начале XVIII столетия у себя в Петербурге, отрезанный от населения всей страны. Он был страшен, главным образом, для придворных, для столичных чиновников, для гвардейских полков. Николай II получил власть над новой Россией, связанной воедино железными дорогами, телеграфом, централизованной бюрократией, широким внутренним рынком, единством капиталистических интересов.

Павел был испуган далекой и непонятной ему Великой Французской Революцией, но в собственной-то вотчине у него тогда было все спокойно. А Николай с первых же лет своего царствования оказался перед революционным движением в самой России, на всем ее протяжении. Если дикие сумасбродства Павла носили преимущественно дворцовый характер, то уродливая личность Николая II определяла и еще определяет формы всей государственной политики, усугубляя ее подлый святошески-разбойничий, церковно-погромный характер.

Жертвы давки на Ходынском поле во время торжеств по случаю священного коронования Николая II.

Жертвы давки на Ходынском поле во время торжеств по случаю священного коронования Николая II

В 1894 году Николай II вступил на престол, ознаменовав в 1896 году свое коронование ужасающей ходынской катастрофой. Праздничное поле, покрытое пятью тысячами трупов, – московская Ходынка – стала как бы кровавым предвещанием для всего этого кошмарного царствования.

Уже в 1895 году, когда во время стачки в Ярославле было убито 13 рабочих солдатами Фанагорийского полка, царь во всеобщее сведение написал на докладе министра: “Весьма доволен поведением войск во время фабричных беспорядков”. И молодой, едва оперившийся самодержец, послал “сердечное спасибо молодцам-фанагорийцам”. А в числе жертв фанагорийского молодечества были: одна женщина и один ребенок! Преступно-дрянная натуришка коронованного Митрофана без остатка проявилась в этом вызывающем “спасибо”, которое послужило сигналом к бесчисленным дальнейшим кровопролитиям.

В 1897 году было в Домброве убито 8 рабочих.

В 1899 году много убитых и раненых в Риге.

В 1901 году 6 убито и 8 ранено на Обуховском заводе в Петербурге.

В марте 1902 года в Полтавской и Харьковской губерниях войско стреляло в крестьян, – были убитые и раненые.

В ноябре 1902 года казаки убили 6 рабочих и ранили 12 в Ростове.

В ноябре 1902 года убито казаками 5 человек и ранено 17 во время рабочей сходки на станции Тихорецкой.

В марте 1903 года убито в Златоусте 69 рабочих, ранено 100.

И так дальше, – все чаще и чаще: каждый местный сатрап уяснил себе, что легчайший и кратчайший путь к царским милостям лежит через кровь и трупы действительных или мнимых “бунтовщиков”. А Николай II, начиная с 1904 года и до сего дня, никогда не упускал случая открыто проявить свою трусливо-кровожадную ненависть к народной массе, когда она хоть слегка приподнимет голову.

В 1902 году, когда Харьковский губернатор Оболенский перепорол волновавшихся харьковских крестьян, Николай II не только пожаловал Оболенскому орден, но и переслал ему через Плеве свой царский поцелуй. Представителям корпуса жандармов Николай сказал в том же 1902 году: “Надеюсь, что связь, установившаяся сегодня между мною и корпусом жандармов, будет крепнуть с каждым днем”. Корпус жандармов – ведь это его главная военная сила, его опора и надежда, его передовой отряд в борьбе с собственным народом! Аресты, ссылки, сечение розгами, избиения плетью, пытки, виселицы, расстрелы по суду и без суда – вот та нравственная атмосфера, в которой вольнее всего дышит своими жабрами русский царь. Злость, животная мстительность в нем скоро вырастают в ненасытную кровожадность – и эта дрянная фигура из мусорного ящика человечества становится единственной в своем роде по злодейству и преступности.

В первый же год Николаевского царствования было закрыто 6 изданий и отказано в разрешении 86 изданий. Ненависть к мысли человеческой, ко всему, на чем лежит печать духа святого, осталась вдохновляющей идеей царя, который через свой синод отлучил Льва Толстого от церкви. В этой ненависти соединился страх царя за колеблемый со всех сторон трон – с завистью обделенного природой человека. Недовольных студентов Николай приказал в 1899 году сдавать в солдаты, а демонстрантов-рабочих стали, с его поощрения, сечь. Он не раз мечтал о превращении университетов в казармы, а фабрик – в арестантские роты, – и со скрежетом зубовным наталкивался на препятствия.

Угадай автора, не заглядывая под кат. )
[identity profile] yadocent.livejournal.com
Оригинал взят у [livejournal.com profile] yadocent в Лев Давыдович Путин
Автор - Дмитрий Стариков

Что же есть общего между Троцким и Путиным? - А вот есть, и это будет
доказано.
В начале 20-х Троцкий думал обо всём, - о распространении мировой
революции на Германию и Индию, о либерализации частного капитала при
усилении партийного контроля и над экономикой, и над профсоюзами, о
транспорте, о борьбе с голодом и замене продразвёрстки продналогом, о
борьбе с вошью, о замене лаптей на сапоги хотя бы у красноармейцев, о
демобилизации в связи с окончанием гражданской войны, о пролетарском
искусстве, новом быте, создании нового человека. Словом, думал обо всём,
кроме своего места в государственной иерархии, соотношения между своими
полномочиями формальными и фактическими.
А чего было думать, - он был вождь Октября, второй после Ленина, и
естественный его преемник, и ещё в его руках Красная армия. А оказалось,
что всё решили мало кому известные люди из партаппарата. Троцкий
буквально за 2-3 года превратился в "умную ненужность", и только тогда
вспомнил об опасности бюрократического перерождения партии.
Говорят, что люди крепки только задним умом. Ой ли? - Почти никто из
серьёзных исследователей не решается и сегодня однозначно заключить, на
благо или во вред была бы победа Троцкого в "схватке у штурвала". А вот
перспективы развития страны при Путине или Медведеве просматриваются
достаточно чётко. Причём политики противоположных лагерей не сильно
расходятся в прогнозах на будущее. Только в оценках. Либо трудное, с
обдиранием боков, возвращение России на достойное место в мировом
ареопаге, либо превращение её в поле борьбы и охоты (для кого-то и в
прямом смысле) трёх основных сил современности, - Запада, ислама и
Китая.
Да, Путин по всем статьям превосходит Медведева. И не боится
подставиться, зная, что сторонников у него всё равно окажется больше
("Ах, Вова-Вова, мы любить тебя готовы"). Но вспомним, как скоро "демон
революции" превратился в "иудушку", а слова "мэр в кепке" из
почтительных в издевательские... "Ярлык на княжение", открыто, нагло
выданный Медведеву руками вице-президента Байдена, казалось бы, отвратил
от такой перспективы последних сторонников. Как если бы "перестройки-2"
было недостаточно. Но ведь он имеет право в любой момент отправить
Путина в отставку! И как это ни цинично, суд истории не только
подсчитывает, но и взвешивает голоса. Трудящиеся за Путина,
компрадорская буржуазия за Медведева. Решать будут самые верхние верхи в
государственном и армейском руководстве и самые нижние низы тех, кто
попал в сегодняшнюю растоптанную и деморализованную армию. И народ,
конечно, в зависимости от того, сколько сотен тысяч его под таким именем
поднимется.
Ещё ничего не решено.
...

РЕПЛИКА (к статье "Лев Давыдович Путин")

Автор - Александр АРТЕМОВ
Дошло, наконец? Что Медведев может отправить Путина в отставку щелчком
мизинца левой ноги? Автор этих строк писал об этом ещё годы назад. Между
прочим, о различии таких деятелей, как Путин и Медведев, в своё время
хорошо написал упомянутый тут (не очень кстати) Лев Троцкий: "Если один
из врагов отравляет меня ежедневно мелкими порциями яда, а другой хочет
пристрелить из-за угла, то я первым делом выбью у этого второго врага
револьвер из рук, ибо это даст мне возможность справиться с первым
врагом. Но это не значит, что яд есть "меньшее зло" по сравнению с
револьвером".
Путин действовал на страну и общество медленным смертельным ядом,
планомерно погружая их в небытие, Медведев вытаскивает револьвер. Но это
вовсе не значит, что Путин - "меньшее зло" или уж тем более "добро" по
сравнению с Медведом!
Дискуссия же между автором этих строк и г-ном Стариковым имеет давнюю
историю. Желающие могут отследить её в колонке новостей сайта
"Свободного слова", ещё с 2006 года. Г-н Стариков обладает поистине
уникальным талантом - неизменно попадать пальцем в небо: ни одно из его
предсказаний никогда не сбывается. Нет сомнений, что муза истории
поцеловала его при рождении - но только явно куда-то не туда. Сейчас,
когда Дмитрий Стариков пишет, что "ещё ничего не решено", мы только на
одном этом основании могли бы сделать твёрдый вывод: всё решено, и уже
давно. Впрочем, пусть судит читатель...
Вот избранные места из этой полемики - именно о Путине и Медведеве:
Александр АРТЕМОВ (ноябрь 2006): "Высшая власть, как в 1991 и 1996
годах, оказывается на развилке, перед жёстким выбором: пойти или нет по
силовому пути? Куда ведёт силовой путь, слишком хорошо известно - на
нары, в тюремные камеры Милошевича-Саддама-ГКЧП, или того хуже - к той
самой стенке, у которой завершился славный путь "гения Карпат" Николае
Чаушеску. Хочется ли туда нынешней власти? Смешной вопрос. Поэтому ей
поневоле, при всём глубоком отвращении, придётся выбрать иной, то есть
"оранжевый" путь. Конечно, правящая элита не дрогнула бы перед тем,
чтобы уничтожить хоть миллион человек. Но она никогда не подвергнет
опасности своё святое святых - то есть безмятежные поездки в Куршевель и
на Канары, счета в западных банках, обучение детей в престижных
оксфордах и кембриджах и проч. и проч. Парадоксальное умозаключение? Но
попробуйте найти в нём слабое место."
Дмитрий СТАРИКОВ (март 2008): "Главное: проголосовал народ за Медведева
или нет? Ответ: проголосовал. И в этом - зрелость народа... Больше
оранжевая блевотина не пройдёт. А голосование за преемника президента
сильного и патриотичного - шаг естественный."
Александр АРТЕМОВ (апрель 2008): "Его [Путина] смывает из Кремля
непреодолимым потоком событий, как до него смыло многих и многих. Как
будто муза истории раз за разом настойчиво дёргает за ручку своего
туалетного бачка... И главное - уцепиться совершенно не за что, один
гладкий фаянс кругом!.. Ах, что делать, что делать, чтобы не смыло? К
чему прилипнуть, прикипеть душой, когда вокруг всё так гладко и
скользко? А откуда-то сверху, как трубный глас Страшного суда, слышится
нарастающее "ш-ш-ш!..". Поневоле посочувствуешь..."
Дмитрий СТАРИКОВ (август 2008): "Фантазии мечтательных идиотов (тандем
Путин-Медведев распадётся, будет оттепель, Ходорковского на руках внесут
в Кремль, Лукашенко вступит в НАТО, власти перестанут "кошмарить бизнес"
и т. п.) оказались лишь размазыванием оранжевых соплей. Казавшиеся
чересчур смелыми предположения, что Путин был лучше Ельцина, а Медведев
будет лучше Путина - исполняются."
Александр АРТЕМОВ (май 2009): "Пока падение продолжается (а оно,
несомненно, продолжается, потому что остановить его может только народ,
устроив революцию, - ни больше, ни меньше), каждый следующий наш
правитель (сначала СССР, сейчас России, потом, наверное, конфедерации
Москвы и Подмосковья) обречён оказываться хуже предыдущего. И Медведев,
безусловно, будет ХУЖЕ Путина. Хуже - потому что НИЖЕ. И никакие личные
качества и благие намерения тут не помогут. Как говорили 20 лет назад,
"иного не дано"..."
Дмитрий СТАРИКОВ (май 2009): "Ну и кто же собирается гнать Путина?
Медведев? - У него только фамилия устрашающая... Да, Медведев, судя по
его последним эскападам, действительно принёс бы кучу неприятностей,
останься он на следующий срок без присмотра. Да кто же ему даст?"
Требуются ли к этому комментарии?

http://lj.rossia.org/users/svobodnoe_slovo/38381.html
[identity profile] dubell-dva.livejournal.com
Честно говоря не хотел писать по теме.
Но вот уважаемый [livejournal.com profile] burckina_faso пишет Вчера в моем любимом Екатеринбурге прошел сеанс массовой истерии гигантский крестный ход по поводу убийства семьи гражданина Николая Романова.
В новостях сообщили, что часть верующих, проходя через площадь им. 1905 года, где установлен памятник Ленину, обходила его со спины, тем самым давая знать, что расстрел был совершен по прямому приказу Ленина.




И собственно что?
Ряженные, с иконой два на два, обходили памятник Ленину со спины.
Мдя...
Какой удар по Ильичу.
Думаю он бы очень обрадовался узнав, что до сих пор вот эта публика шарахается от него.
Цену ей он знал прекрасно, да и мы недавно узнали, даже те кто только догадывался.
Я конечно понимаю желание оградить память Ленина, и Советскую власть вообще, но по моему скромному не тот случай что бы ограждать.
Да и от кого?

Вот от этих что ли?

Нет доказательств, что старстотерпца поставили к стенке по решению ЦК? Да их нет. Есть выписки из заседаний Совнаркома, на которых телеграмму приняли к сведению. Замечу - к сведению. То есть событие было такой "важности", что Совнарком принял его к сведению и продолжил работу. Потому как действительно было не до того.
Думаю не надо рассказывать, что происходило в июле 1918.
Ну и о главном.
Опять виноват Троцкий )

Profile

tov_trotsky: (Default)
товарищ Троцкий

July 2017

S M T W T F S
       1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 27th, 2017 04:39 am
Powered by Dreamwidth Studios